• Восстановим порушенные святыни!

  • Расчетный счет на пожертвование для восстановления Троицкого собора г.Клин

Клинская Русь. Настоятель и храмоздатель

Валентин Стариков

valst

Вспомнить об этом человеке меня заставило следующее обстоятельство.
Как-то заходил в клинский храм Всех Скорбящих Радость и на книжном развале у входа в церковь увидел красиво оформленную книгу.
Её название – «Спасительный путь веры и благочестия».
Подзаголовок у книги – «Настольная книга мирянина».
Автор же – протоиерей Сергий Модестов.
И вспомнилось, что больше ста лет тому назад этот человек проходил по улицам Клина, проводил службы в Троицком соборе и в других церквах города и Клинского уезда, исповедовал и причащал едва не всех граждан города, благословлял их, когда они подходили к нему на улицах, принимал заинтересованное участие в каждом общественном деле, которое предпринималось в этом подмосковном городе.
И какая радость было встретиться с ним не где-нибудь, а в храме, к которому он имел самое близкое и самое тесное отношение!
Поэтому не могу не включить это имя в золотой список наших земляков…
Отец Сергий Сергиевич Модестов родился 6(18)сентября 1832 года, в семье священника Московской епархии.
После домашнего обучения юный Модестов получал дальнейшее образование в Звенигородском духовном училище.
Чтобы получить среднее духовное образование, выпускник духовного училища совершил дальнее пешее путешествие для поступления в Вифанскую духовную семинарию.
Для этого сначала следовало добраться через Клин до Троице-Сергиевой лавры, а оттуда четыре версты до так называемой Вифании, где и располагалась семинария.
Прошли несколько лет обучения, и Сергий Модестов, окончив семинарию, покинул её. Поскольку способный юноша показал успехи в изучаемых дисциплинах, перед ним открылась возможность поступить в Московскую духовную академию.
Очевидно, и в академии он оказался среди лучших студентов и показал хорошие способности, закончив академию со степенью магистра богословия (XX курс, 1853 год).
И это понятно, если он сразу после выпуска был назначен профессором Вифанской духовной семинарии по классу словесности.
Однако такое назначение оказалось недолгим.
Дело в том, что митрополит Московский и Коломенский высокопреосвященнейший Филарет(Дроздов), служивший в то время (ныне канонизирован), издал определение: рукоположить Сергия Модестова во священника и назначить его на службу в собор Живоначальной Троицы в подмосковный город Клин (освящённый в 1836 году им самим).
Однако мы не можем не рассказать о лирических обстоятельствах и в связи с ними препятствии, которое не дало возможности молодому профессору семинарии сразу рукоположиться во священника и приехать на службу в Клин.
Обо всём об этом нам могут красноречиво поведать письма высшего духовного лица Московской епархии. Мы приводим их здесь без изменения орфографии.
Письма митрополита Филарета епископу Алексию.
(Епископ Алексий, в миру Руфин Иванович Ржаницын, 1813 – 1877, богослов и проповедник, магистр Московской духовной академии, с 1847 по 1853 год – её ректор, 20 января 1853 года возведён в сан епископа Дмитровского, викария Московского, с поручением ему в управление Саввино-Сторожевского монастыря, с 20 июня 1857 года епископ Тульский и Белёвский, с 1860 по 1867 год архиепископ Таврический и Симферопольский, с 1867 по 1876 год архиепископ Рязанский и Зарайский, в 1877 году митрополит Тверской и Кашинский).
Письмо №1.
«Вашему Преосвященству о Господе радоваться.
У меня был сегодня бывший Профессор Модестов с вопросом, что ему делать при долгой болезни невесты, которую он на сих днях хотел видеть, но она ещё в постеле. Я отвечал ему, что избрание невесты дело свободное, и не относится до распоряжения начальства. Я же по моей обязанности должен сказать, что уже долго оставляю место в затруднительном положении, и ещё долго ждать не могу, а должен занять место или им или другим. Тогда он сказал, что согласен взять в супружество сестру больной, и что говорил об этом протоиерею, но не получил решительного ответа. Мне кажется, это разрешение затруднения было бы не худое. Болезнь, не допускающая первую сестру до брака, тогда как жених ждать не может иначе как с потерею места, есть посещение Провидения, не предвиденного ни женихом, ни невестою, когда они давали друг другу слово. Может быть, и первая невеста не пожелает удерживать при себе, больной, жениха, лишив его места. Одно, может быть, трудно, — сделать о сем предложение больной. Скажите протоиерею, чтобы он рассудил о сем, и решился на то, что найдёт лучшим без продолжения времени.
Жаль, что его долгая о сем забота не достигнет желаемого разрешения. Господь да откроет и устроит лучшее.
Филарет М.Московский
Г(ефсиманский). с(кит).Июня 27.1857.»
Письмо №2.
«Вашему Преосвященству мир.
Для чего прислали Вы мне Модестова? Дело о браке не моё дело. Моя забота о священнослужительском месте, которое ждёт делателя четвёртый месяц. Я сказал Модестову прежде, что долго ждать мне уже неудобно; и теперь подтвердил, подожду ещё до окончания четвёртого месяца, то есть нынешнего; а далее ждать не обязуюсь. Жаль протоиерея, есть ли он дело с Модестовым не совершит до конца нынешнего месяца; но он может сам рассудить, что уже, считая с болезнию покойного Клинского протоиерея (имеется в ввиду умерший Клинский протоиерей о.Феодор Никольский, кандидат XVII курса (1850 год) Московской духовной академии, — В.С.) лишены делателя места протоиерея, члена Духовного правления, благочиния и Законоучителя в Уездном училище и что неудобно продолжать сие затруднительное положение для больной девицы.
Не дает ли нам Господь наставления, чтобы мы дело священства вели свободно по долгу и правде, не примешивая семейных соображений, оное запутывающих. Одна невеста умерла, поставила студента в недоумение, не унесла ли она в могилу и священнического места, на которое он назначен: другая живёт, и не допускает Магистра до посвящения.
Завтра и послезавтра в Вифанскую Семинарию: а потом зрю путь в Москву, аще живи будем и Бог изволит. Сие извольте ведать и благоволите сказать Секретарям, что бы дела не пришли ко мне чрез Сергиевский посад.
Сегодня дождь едва пощадил нас во время хождения около освященной церкви: но ненастье продолжается с пятницы. Не надобно ли просить от Господа солнца?
Филарет М.Московский
В Геф(симанском). ск(иту).
Июля 7-го 1857 г.».
Читатель уже понял, что молодой профессор обязан был жениться, прежде чем вступить в священство. И затруднительное положение всё-таки разрешилось.
Рукоположение всё-таки состоялось в том же 1857 году, оно было проведено епископом Дмитровским Алексием, викарием Московским.
А в следующем 1858 году митрополит Филарет возвёл отца Сергия Модестова в сан протоиерея….
2.
Так отец Сергий более чем на шестнадцать лет поселился в Клину, где прошёл едва не самый значительный и важный период его жизни. И несомненно, что первое пятилетие клинской жизни оказалось наиболее счастливым, когда молодость священника укреплялась служением России и православной церкви…
Приехав окончательно в Клин, отец Сергий сразу же включился в активную общественную жизнь города и всего уезда.
Достаточно сказать, что храм Всех Скорбящих Радосте на городском кладбище был построен отцом Сергием Модестовым, с помощью Божией и поддержкой своих прихожан.
Об этой активной деятельности молодого священника говорит самое перечисление его общественных должностей, при исполнении которых его знали и любили все жители Клинского уезда.
Он состоял присутствующим в Клинском духовном управлении с 1857 года (действовало такое учреждение в Клину, поскольку тогда все храмы уезда были служащими).
В первый же год жизни в Клину отец Сергий стал благочинным городских церквей.
В 1858 году он продолжил свою педагогическую деятельность – законоучителем уездного училища. В том же году он стал членом Клинского отделения тюремного комитета, сотрудником комиссии о бедных духовного звания.
С 1861 года он служил ещё и законоучителем женского училища. С 1866 года – членом от духовенства Клинского уездного училищного совета, а затем председателем этого совета. Это означает, что отец Сергий Модестов стоял у истоков всего клинского просвещения, здравоохранения, культуры, всего Клинского земства….
Проживал отец Сергий в одноэтажном деревянном бревенчатом доме на Соборной площади. Этим домом начиналась Поповская улица.
(Заметим, что этот дом как раз в те времена запечатлел на своём рисунке клинский учитель-художник Степан Михайлович Порывкин. Рисунок тридцать лет тому назад обнаружили в экспозиции Литературного музея города Москвы клинские краеведы Ю.А.Монахов и В.М.Пернавский.).
В летние дни отец Сергий и его супруга Елизавета Степановна могли, не выходя из дома, купить всё, что нужно из провизии, у торговцев и разносчиков, проходивших под окнами. Это лишь одна из любопытных подробностей жизни провинции, о которых священник упоминает в своих мемуарах…
Семейное горе постигло отца Сергия всего через пять лет клинской жизни. Скончалась молодая супруга Елизавета Степановна. Только поддержка Господа, которую он ощущал всегда, и друзья спасли его от отчаяния.
Перед алтарём храма Всех Скорбящих Радосте сегодняшний посетитель может увидеть крест на полукруглом камне розового гранита. На нём надпись: «Елизавета Стефановна Модестова, супруга клинского соборного протоиерея, скончалась 1863 года 20 февраля. Жития ея было 25 лет»…
Конечно, со смертью жены многое изменилось в жизни отца Сергия.
Известно, что православный священник не имеет благословения на второй брак.
Утешение отец Сергий находил, погрузившись в служебные церковные дела по Троицкому собору, по церквам своего благочиния, в общение с прихожанами, которые полюбили священника за его мудрость, терпение и чуткость, за справедливое отношение ко всем мирянам – от городничего до бедного крестьянина и ямщика.
А дела, которые совершал в Клину отец Сергий, были у всех на виду.
Заботами отца Сергия поднялась на кладбище, сияя яркой красотой, новая кирпичная церковь. Её 3 июня 1860 года торжественно освятили во имя иконы «Всех Скорбящих Радосте». Приписали её к Троицкому собору.
В 1864 году при активной доброхотной инициативе и участии учителя—художника Степана Порывкина в тюремном замке отец Сергий устроил и 13 августа освятил домовую церковь во имя Святителя Тихона Задонского (1724-1783) (незадолго до того, в годовщину его кончины, 13 августа 1861 года, произошло торжественное обретение мощей Святителя).
Она была тоже приписана к Троицкому собору, так что церковное хозяйство отца Сергия значительно увеличилось.
В 1866 году южнее Троицкого собора отец Сергий построил каменную Александровскую часовню. Она была посвящена чудесному избавлению императора Александра Николаевича от угрожавшей ему опасности, в связи с покушением на него 4 апреля 1866 года террориста Каракозова. Часовню, открывавшую вход на главную площадь Клина, позднее стали называть Иверской, по аналогии с Иверской часовней, открывавшей вход на Красную площадь Москвы ( в советское время снесена).
Как пишет один из клинских летописцев протоиерей отец Лев Державин, «такая же часовня и по тому же случаю» отцом Сергием была устроена близ станции железной дороги в полутора верстах от Троицкого собора. Она также была приписана к Троицкому собору, но в советское время также была варварски снесена.
А между тем ему довелось участвовать и в освящении новых дальних церквей в других благочиниях Клинского уезда – в Головкове, Горбасьеве, Иевлеве, Никольском погосте на Лутосне, в Пречистенском погосте…
3.
В 1873 году в биографии настоятеля Троицкого собора произошло значительное событие. Сменивший Святителя Филарета митрополит Московский и Коломенский Иннокентий (Вениаминов) (также ныне канонизированный) – отозвал его из Клина.
Отец Сергий, провожаемый искренними слезами своих прихожан и духовных чад, напутствуемый добрыми словами своих друзей из местного священства и чиновников, переехал в Москву. Он был назначен настоятелем Ермолаевской церкви на Большой Садовой улице (храм Священномученика Ермолая, что на Козьем болоте).
Удивительное дело: отец Сергий Модестов на несколько лет стал духовником московской и орловской дворянской семьи Нилусов, в которой произрастал сначала гимназист, а затем студент — будущий знаменитый православный писатель Сергей Александрович Нилус (1862-1929), двоюродный племянник И.С.Тургеева.
Семья Нилусов в зимнее время проживала в доме, состоявшем как раз в приходе Ермолаевского храма…
В Москве разнообразная служебная и общественная деятельность священника, так ярко проявившаяся в Клину, получила своё развитие и углубление.
Отец Сергий окунулся в московскую жизнь, не щадя ни времени, ни своего здоровья, продолжая свою деятельность не только рядового служителя церкви, но и истинного православного миссионера, несущего людям свои знания, опыт, эрудицию.
Миссионерский пример владыки Иннокентия, прибывшего в Москву с апостольского служения на Камчатке, всегда был перед ним.
Неустанно боролся он за спасение душ своего прихода, перенося свою миссионерскую деятельность в учебные заведения, различные общества, в печать.
И это несмотря на то, что у любого священника с трудом находится свободное время после богослужения и треб.
4.
Отец Сергий получает известность в литературных, исторических кругах, в филологической науке.
Уже через два года, в 1875 году, его приглашают членом комиссии по просмотру славянского текста богослужебных книг, в 1876 году — цензором диаконских проповедей.
В 1879 году его зачисляют законоучителем в 4-ю мужскую гимназию.
В 1884 году он определяется членом епархиального училищного совета и соединённого с ним Кирилло-Мефодиевского братства.
В 1897 году по предложению нового митрополита Московского и Коломенского — Сергия (Ляпидевского) он назначен временно-присутствующим по первой экспедиции Московской духовной консистории.
С 1899 года отец Сергий по определению Священнейшего Синода утверждён в должности внештатного, а с 10 февраля 1900 года и штатного члена этой экспедиции.
Кроме всего этого, отец Сергий Модестов в течение нескольких десятилетий состоял деятельным членом Общества любителей духовного просвещения.
С 13 октября 1897 года он – цензор всех изданий этого известного в России Общества.
Во внимание к 15-летним трудам отца Сергия по составлению воскресных духовных бесед 28 января 1896 года он был избран почётным членом этого Общества.
В 1898 году прихожане церкви святого Ермолая торжественно отпраздновали 25-летний юбилей его пастырского служения в этом храме.
Благодарные духовные чада преподнесли отцу Сергию приветственный адрес и драгоценный крест.
А в 1907 году торжественно отмечен 50-летний юбилей всего пастырского служения отца Сергия.
Ему преподнесли ценную икону святого Ермолая.
За всё же его пастырское и общественное служение он был награждён всеми орденами государства Российского, вплоть до ордена Анны Первой степени, и в 1910 году был награждён митрой…
5.
Значительную известность в России принесли отцу Сергию Модестову его занятия в области духовной литературы.
Получили известность его магистерское сочинение «Святой Мефодий, епископ Патарский, отец и учитель III века по Рождеству Христову», помещённое в «Прибавлениях к Творениям святых отцов» в части XVI, в 1857 году, несколько статей в журнале «Душеполезное чтение», а особенно два сборника духовных поучений: «Спасительный путь веры и благочестия христианского»(Москва, 1898) и «Духовная трапеза православного христианина» (Москва, 1902).
Его «Воскресные беседы», издававшиеся Обществом любителей духовного просвещения, выходили отдельными листками и распространялись для народного чтения по всей России.
В последние годы жизни отец Сергий работал над семейной хроникой, — воспоминаниями из своей богатой событиями жизни.
Эту работу ему удалось исполнить, в ней автор рассказал о жизни своей семьи, и о своей священнической судьбе, о встречах с замечательными людьми, оставившими след в его душе и памяти.
Автору этих строк посчастливилось читать эту работу, она сохранилась в московском архиве. В ней немало интересных строк и о нашем родном городе Клине, который на много лет стал дорогим и для отца Сергия.
Существует пока эта работа в рукописном виде…
6.
Современники отмечали прекрасные качества отца Сергия, — такие, как необычайное трудолюбие, незлобие и скромность, совмещавшиеся с простотой жизни.
Один из друзей писал, что отец Сергий «до самой смерти не знал, что такое покой и отдых. Вечно занятый каким-либо очередным полезным и важным делом, он так и умер, как добрый воин на своём посту».
Он скончался 11 февраля (24 по новому календарю) 1914 года, в сане митрофорного протоиерея, оставив добрую память как у своих клинских, так и у московских духовных сынов и дочерей.
Москва тепло и со слезами проводила его, похоронив на Введенских горах, недалеко от кладбищенского храма.
В десятилетия большевистского безвременья внешние признаки могилы были стёрты.
Однако место ещё можно восстановить по сохранившимся записям кладбищенской конторы…
Наступило время, когда клинский священник и храмоздатель протоиерей Троицкого собора отец Сергий Модестов возвращается к нам своими книгами, духовными наставлениями на путь Божественной Истины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *