• Восстановим порушенные святыни!

  • Расчетный счет на пожертвование для восстановления Троицкого собора г.Клин

Композитор Петр Ильич Чайковский. Часть 1

151105m
«Я желал бы всеми силами души,
чтобы музыка моя распространилась,
чтобы увеличивалось число людей, любящих ее,
находящих в ней утешение и подпору».

Петр Ильич Чайковский

 

Музыка Петра Ильича Чайковского уже при его жизни вошла в сознание широких слоев русского общества и стала неотъемлемой частью национального духовного самосознания. Его имя стоит в одном ряду с другими величайшими представителями отечественной художественной культуры. И по сей день он остается самым исполняемым и известным в мире русским композитором, выразившим с необычайной силой, простотой и искренностью эмоционально-напряженную лирическую стихию русской природы и русской души. При жизни Чайковский любил повторять цитату Гейне: «Где кончаются слова, там начинается музыка». И настаивал на том, что «симфоническая музыка должна выражать все то, для чего нет слов, но что просится из души и что хочет быть высказано».

Будучи тонким психологом, мастером-симфонистом, музыкальным драматургом, Чайковский раскрыл в музыке внутренний мир человека (от лирической задушевности до глубочайшей трагедии), создал высочайшие образцы опер, балетов, симфоний, камерных произведений.

Петр Ильич родился 25 апреля (7 мая) 1840 г. в селении при Камско-Воткинском заводе Вятской губернии (ныне город Воткинск). Его отец — выдающийся русский инженер, горный начальник Воткинского завода Илья Петрович (1795-1880) — потомок вятского стрелецкого сотника Фёдора Афанасьевича Чайковского, убитого под Полтавой в 1709 г. Пётр был вторым ребенком в семье: в 1838 г. родился его старший брат Николай, в 1842 г. — сестра Александра (в замужестве Давыдова) и брат Ипполит. Братья-близнецы Анатолий и Модест появились на свет в 1850 г.

Родители Петра Ильича любили музыку. Его мать пела и играла на фортепиано. Там еще маленький Петр впервые услышал В.-А.Моцарта, Дж. Россини, В.Беллини, Г. Доницетти. Пока семья жила в Воткинске, им часто доводилось слышать по вечерам мелодичные народные песни рабочих завода и крестьян.

Музыкальные способности у Петра Ильича проявились очень рано — в пять лет он начал играть на фортепиано1, а через три года уже спокойно мог читать ноты и записывать свои музыкальные впечатления.

В 1849 г. семья переехала в город Алапаевск, а в 1850 г. — в Санкт-Петербург. Отношения между детьми семьи Чайковских были очень сердечными. С восторгом десятилетний Петр Ильич сообщал о рождении своих братьев-близнецов: «Я их уже видел несколько раз; но каждый раз, как я их вижу, мне кажется, что это ангелы, которые спустились на землю».

В период с 1850 по 1859 гг. по желанию родителей Чайковский учился в Училище правоведения, после чего был определен на службу в Министерство юстиции. Однако в жизни семьи Чайковских, до получения этой службы, случилось страшное горе: от холеры умерла мать, Александра Андреевна Чайковская. Петру Ильичу было 14 лет. Его младшим братьям-близнецам было чуть больше четырех. Огромное потрясение, оставившее след на всю жизнь, пережил будущий композитор. В своих письмах в разные годы Чайковский с горечью вспоминал это страшное детское переживание, наложившее отпечаток на всю его дальнейшую судьбу. Фактически с момента кончины матери у Петра Ильича возникло замечательное чувство ответственности за судьбу младших братьев, забота об их воспитании и просто участие. Примечательно, что сам Петр Ильич писал: «Моя привязанность к этим двум человечкам с каждым годом делается все больше и больше. Я внутренне ужасно горжусь и дорожу этим лучшим чувством моего сердца. В грустные минуты жизни мне только стоит вспомнить о них, — и жизнь делается для меня дорога. Я по возможности стараюсь для них заменить своею любовью ласки и заботы матери <…> и, кажется, мне это удается». В свою очередь, Модест Ильич вспоминал об этом периоде своей жизни так: «Самый мудрый и опытный педагог, самая любящая и нежная мать не могла бы нам заменить Петю <…> Все, что было на душе и в голове, мы могли поверять ему без тени сомнения. Влияние его на нас было безгранично, его слово закон, а между тем никогда в жизни далее хмурого лица и какого-то бичующего взгляда проявление строгости не заходило. И вот мы втроем составили как бы семью в семье. Для нас он был брат, мать, друг, наставник — все на свете».

После смерти матери с 1855 по 1858 гг. Петр Ильич брал уроки игры на фортепиано у известного в то время пианиста Рудольфа Кюндингера2, который был невысокого мнения о способностях будущего композитора. Лишь в 1861 г. Петр Чайковский приступил к серьезным занятиям в музыкальных классах Петербургского отделения Русского музыкального общества.

Осенью 1862 г. Чайковский становится студентом преобразованной из музыкальных классов Петербургской консерватории, которую с отличием оканчивает в 1865 г. по классам Антона Рубинштейна, высоко ценившего талант ученика, и Николая Зарембы. Дипломной работой становится кантата для солистов, хора и оркестра на оду Шиллера «К радости»3. Тогда же были написаны первые крупные сочинения для симфонического оркестра: увертюра «Гроза» (к драме Александра Николаевича Островского, 1864) и увертюра фа-мажор (1865), «Характерные танцы» и другие камерные произведения.

По окончании консерватории Чайковский переезжает в Москву. Его пригласил преподавать в только что открывшуюся Московскую консерваторию Николай Григорьевич Рубинштейн, брат его учителя Антона Рубинштейна, известный пианист и дирижер, основатель консерватории в Москве. Там он получает место профессора классов свободного сочинения, гармонии, теории и инструментовки. Чайковский появился в Москве, будучи автором лишь многочисленных ученических работ, которые он сочинял во время учебы в консерватории. В течение очень короткого времени он стал одним из самых значительных современных музыкантов России, его известность становилась все более широкой. Постепенно его музыку узнали и в Европе. Именно в это время появилась и Первая симфония Чайковского, названная им «Зимние грезы». В ней им запечатлены не только бескрайние заснеженные просторы России, знакомые композитору с детства, когда вместе с родителями он пересекал в экипажах и санях полстраны, но и душевные переживания человека, настроения путника, погруженного в себя во время бесконечно долгой дороги.

В 1868 г. Петр Ильич впервые выступает в печати как музыкальный критик. Тогда же он знакомиться с членами «Могучей кучки»4. Несмотря на разность творческих взглядов, между ними сложились дружеские отношения. У Чайковского проявляется интерес к программной музыке, и по совету главы «Могучей кучки» Милия Балакирева он пишет увертюру-фантазию «Ромео и Джульетта» по одноименной трагедии Шекспира (1869), а критик В. В. Стасов5 подсказал ему замысел симфонической фантазии «Буря» (1873).

В 1868 г. Петр Ильич знакомится с гастролировавшей по России французской певицей Дезире Арто, на которой он собирался жениться. Но 15 сентября 1869 г. она неожиданно выходит замуж за испанского певца Мариано Падилью-и-Рамоса. За время их знакомства и встреч Чайковский посвящает ей Романс (op. 5) и, как утверждается, закодировал ее имя в нотах «Концерта для фортепиано с оркестром № 1» и симфонической поэмы «Фатум». Спустя 19 лет, в октябре 1888 г., Чайковский по ее просьбе написал Шесть романсов (op. 65). После этой истории образ жизни Чайковского изменился. Он растерял многие свои прежние знакомства, старался не появляться в свете, сторонился людей, был неряшлив в одежде. Очень много работал — писал музыку, преподавал в консерватории.

Будучи профессором консерватории, Чайковский много времени уделял преподавательской работе. Через его класс прошли несколько сот учащихся. Одним из них был выдающийся Сергей Иванович Танеев, которому он посвятил свою симфоническую фантазию «Франческа да Римини». Результатом педагогической деятельности Чайковского в стенах Московской консерватории явилось создание им первых для России учебников, учебных планов. В учебный обиход русских консерваторий Чайковский ввел сделанные им на русский язык переводы учебных пособий европейских теоретиков.

1870-е гг. в жизни Чайковского — период творческих исканий: его привлекают историческое прошлое России, русский народный быт, тема человеческой судьбы. В это время он пишет такие сочинения, как оперы «Опричник» и «Кузнец Вакула», музыку к драме Островского «Снегурочка», балет «Лебединое озеро», Вторую и Третью симфонии, Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром, три струнных квартета и многие другие.

С 1872 по 1876 гг. работал музыкальным критиком в газете «Русские ведомости». Там он делился музыкальными впечатлениями, в том числе от поездки в Байрейт, где в августе 1876 г. он присутствовал на празднестве в честь Рихарда Вагнера и слышал премьеру тетралогии «Кольцо Нибелунга».

Однажды после одного из концертов Чайковскому принесли огромный букет роз. Никакой записки к нему не прилагалось. На следующем концерте ситуация повторилась. Чайковский был заинтригован, просил найти дарителя. Выяснилось, что букеты посылала Надежда Филаретовна фон Мекк, богатая вдова. Она была меценаткой и большой поклонницей музыки Чайковского.

В июле 1877 г., во время написания оперы «Евгений Онегин», Чайковский женился на бывшей консерваторской студентке Антонине Милюковой. Она была младше его на 8 лет. Брак был непродолжителен, хотя в силу различных обстоятельств супруги так и не смогли никогда развестись, хотя и жили раздельно. Исследователь творчества Чайковского Арнольд Альшванг6 писал о Милюковой: «Она была абсолютно чужда интересам, наполнявшим жизнь композитора. Судя по воспоминаниям людей, встречавшихся с ней, и по ее собственным воспоминаниям о Чайковском, можно заключить, что в ее крайней ограниченности и нелепости жизненного поведения сказывались уже предвестники душевной болезни, сведшей ее в могилу».

С приходом известности бытовое положение композитора стало налаживаться. Он, наконец, стал жить в отдельной квартире. Крайне непрактичный, он в то же время немедленно отзывался на чужую нужду. Композитор поддерживал своих братьев до тех пор, пока они не встали твердо на ноги. Кроме того, у него постоянно были стипендиаты среди бедных учеников консерватории.

Как-то в консерваторию приехал Лев Николаевич Толстой — специально, чтобы познакомиться с Чайковским, произведения которого высоко ценил. Ничего хорошего из этого не вышло. «Мы познакомились, — писал позже композитор, — причем я, конечно, сыграл роль человека очень польщенного, т. е. сказал, что очень рад, что благодарю, словом, целую вереницу неизбежных, но лживых слов. «Я хочу с вами поближе сойтись, — сказал он, — мне хочется с вами потолковать про музыку». И тут же, после первого рукопожатия, он изложил мне свои музыкальные взгляды. По его мнению, Бетховен бездарен…» Трудно было больше оскорбить Чайковского, считавшего Бетховена великим композитором. Больше они с Толстым не встречались.

В конце 1878 г. Петр Чайковский оставляет свой пост преподавателя Московской консерватории и уезжает за границу. Потеря постоянного заработка могла бы чувствительно сказаться на его бюджете, но моральную и материальную поддержку ему в этот период оказала Надежда фон Мекк, с которой Чайковский вел обширную переписку, но никогда не встречался. Она предлагает ему щедрое содержание: 6000 рублей в год. Для нее это мелочь, а на самом деле — целое состояние, такие деньги в Российской империи получали лишь чиновники. Надежда Филаретовна боится отказа, но вскоре приходит ответ — Чайковский согласен на ее предложение, он тронут и рассыпается в благодарностях.

В середине 1880-х гг. композитор возвратился к активной музыкально-общественной деятельности в России. Тогда же он поселился под Москвой: сначала в селе Майданово, затем во Фроловском — оба близ Клина. Здесь в окружении природы он пишет оперу «Чародейка», а в 1888 г. пишет Пятую симфонию. Эти сочинения — свидетельство творческого подъема композитора. «Чем ближе подвигаешься к старости, тем живее чувствуешь наслаждение от близости к природе. Никогда я так еще не упивался прелестью весны, просыпающихся произрастаний, прилетающих птичек и всего вообще, что приносит русская весна, которая у нас как-то особенно прекрасна и радостна». В 1892 г. Чайковский переселяется в Клин.

Модест Ильич, брат композитора, подробно описал распорядок дня Петра Ильича: «Вставал он между 7 и 8 часами и до девяти с половиной посвящал время серьезному чтению, сюда входили философские сочинения, а также занятия английским языком. Затем до часу дня он работал и отвечал на письма. После обеда композитор два часа гулял в одиночестве. Это же время отдавалось и сочинению музыки, эскизы набрасывались в записной книжке. В 4 часа, во время чая, — чтение газет и журналов, и с 5 до 7 — снова занятия. Вечерами лучшим отдыхом была игра в две или четыре руки с гостившим у него Ларошем, Кашкиным, Танеевым, а также чтение вслух. Из «Мертвых душ» Гоголя он мог цитировать на память целые страницы. Очень много просматривалось, проигрывалось. Он часто возвращался к «Ивану Сусанину» Глинки, «Снегурочке» и «Испанскому каприччио» Римского-Корсакова».

Обстановка снимаемых Чайковским комнат была весьма скромной. Это объясняется полным равнодушием к роскоши, а также ограниченностью средств, которые, по словам Модеста Ильича, «гораздо менее принадлежали ему, чем остальным людям».

Вместе с тем его скитальческой натуре по-прежнему была необходима перемена мест. Во второй половине 1880-х гг. началась дирижерская деятельность Чайковского — сначала в России, а потом за границей; в качестве исполнителя собственных произведений он посещал Германию, Австро-Венгрию, Францию, Англию, Швейцарию. Концертные поездки укрепили его творческие и дружеские связи с ведущими музыкантами эпохи, в том числе с Эдвардом Григом, Антонином Дворжаком, Гансом фон Бюловом, Густавом Малером, Артуром Никишем, Камилем Сен-Сансом. Зимы Петр Чайковский проводил, как правило, за границей, а лето в основном на родине. И в эти годы Чайковский был исключительно активен в творческом отношении. Среди созданного им: оперы «Орлеанская дева» (1879), «Мазепа» (1883), «Черевички» (1885; это второй вариант оперы «Кузнец Вакула», завершенной в 1874 г.), «Чародейка» (1887), балет «Спящая красавица» (1889), «Всенощное бдение» (1881), программная симфония «Манфред» (1885), Симфония № 5 (1888), 4 сюиты для оркестра (1879-1887; Сюита № 4 известна под названием «Моцартиана»), Серенада для струнного оркестра (1880), «Торжественная увертюра 1812» (1880), «Итальянское каприччио» для оркестра (1880), увертюра-фантазия «Гамлет» (1888), трио «Памяти великого художника (на смерть Н. Г. Рубинштейна, 1882), ряд великолепных романсов, в том числе «То было раннею весною», «День ли царит», «Серенада Дон-Жуана».

Весной 1891 г. П. И. Чайковский совершает триумфальную поездку в США. В качестве дирижера своих произведений с сенсационным успехом он выступил в Нью-Йорке, Балтиморе и Филадельфии. В Нью-Йорке он дирижировал Нью-Йоркским симфоническим оркестром на открытии Карнеги-холла.

В последний раз в жизни Чайковский встал за дирижерский пульт за девять дней до своей смерти 16 октября (28 октября) 1893 г. в Петербурге. Во втором отделении этого концерта впервые прозвучала его Шестая, «Патетическая» симфония. Кроме того, в этот последний период своей жизни он поддерживает новую плеяду молодых композиторов и исполнителей, среди которых Рахманинов, Ипполитов-Иванов, Аренский, Глазунов, Калинников, Катуар. Знакомится с А. П. Чеховым. Последний, в свою очередь, преклоняется перед даром композитора и посвящает ему свой сборник рассказов «Хмурые люди»7.

Некоторые друзья композитора указывали на то, что он предчувствовал приближение смерти, но до последнего был полон творческих планов. В апреле 1893 г. он пишет Модесту: «Ради Бога, поищи или изобрети сюжет, что-нибудь вроде «Кармен». За несколько дней до смерти он взялся переделывать партитуры «Орлеанской девы» и «Опричника».

Спустя несколько дней после первого исполнения нового своего сочинения — Шестой симфонии, в ночь на 21-е октября он почувствовал недомогание. Ночью неосторожно выпил сырой воды, после чего последовало резкое ухудшение, давшее повод подозревать холеру.

П. И. Чайковский скончался «неожиданно и безвременно» в 3 часа пополуночи 25 октября (6 ноября) 1893 г. от холеры в своей квартире в доме № 13 на Малой Морской. Распоряжение похоронами с «Высочайшего соизволения» было возложено на дирекцию Императорских театров, что явилось «примером единственным и вполне исключительным». Все расходы на погребение император Александр III повелел покрыть «из Собственных сумм Его Величества».

Погребение состоялось 28 октября (9 ноября). На похоронах присутствовали принц Александр Петрович Ольденбургский8, прибыл также великий князь Константин Константинович. Чайковский похоронен в Александро-Невской лавре в Некрополе мастеров искусств.

Автор: Священник Анатолий Трушин
Клин православный

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *