• Восстановим порушенные святыни!

  • Расчетный счет на пожертвование для восстановления Троицкого собора г.Клин

Клинская Русь. Три дня в Ельцове

Валентин Стариков

ТРИ ДНЯ В ЕЛЬЦОВЕ
(Л.Н.Толстой в Клинском уезде)

1.
ТОЛСТОЙ Лев Николаевич, 28.08(9.09).1828, усадьба Ясная Поляна, ныне Щёкинского района Тульской области – 7(20).11.1910, ст. Астапово Рязано-Уральской ж.д., ныне ст. Лев Толстой Липецкой области. Всемирно известный русский писатель, автор романа-эпопеи «Война и мiр», романов «Анна Каренина», «Воскресение», повести «Казаки», «Севастопольских рассказов», драм «Власть тьмы» и «Живой труп», комедии «Плоды просвещения» и других известных произведений.
Родился в семье участника Отечественной войны 1812 года графа Николая Ильича Толстого и Марии Николаевны, урождённой Волконской.


2.
Имя Толстого – в числе наиболее близких Клинскому краю литературных имён, причём, как выясняется и уточняется в наши дни, имя одного из родственников А.С.Пушкина. Общий предок Пушкина и Толстого – боярин Иван Михайлович Головин. И он, и его старший брат Автомон Михайлович, были сподвижниками Петра Первого. В 1697 году Иван Михайлович по царскому повелению находился в числе дворян в свите большого посольства. Он вместе с молодым Петром учился кораблестроению в Амстердаме, в Голландии, затем и в Венеции, однако чрезвычайной привязанности и призвания к морской деятельности он в себе не обнаружил, считая себя сухопутным человеком.
Тем не менее, Иван Михайлович Головин, командуя морским отрядом, летом 1714 года участвовал в героическом морском сражении, в ужасном разгроме превосходящего шведского флота в Финском заливе при Гангуте. А в 1721 году командовал галерным флотом. В 1722 году он сопровождал Петра Первого в Персидском походе, в Астрахань. В 1725 году он назначен генерал-кригс-комиссаром адмиралтейства, а после смерти Петра, в 1732 году – адмиралом, затем адмиралом – начальником галерного флота России. Вот тебе и сухопутный человек! Умер он в 1738 году. За свою жизнь предок Пушкина и Толстого несколько раз проезжал через Клин и на краткое время останавливался в нашем городе.

3.
Одна из дочерей И.М.Головина – прабабушка А.С. Пушкина, ещё одна дочь – прабабушка матери Л.Н.Толстого – Марии Николаевны Волконской (умершей в 1830 году, после рождения пятого ребенка – дочери Марии, тридцати шести лет, когда будущему писателю было два года). Так получается, что Толстой – многоюродный племянник Пушкина. Кроме того, дальним родством Пушкин и Толстой через другие фамилии были связаны и до своего рождения, и через своих потомков. Почти все эти родственники побывали в Клину. Многие из них жили и владели поместьями в Клину и окрестностях: Беклемишевы, Берсы, Благово, Вельяминовы, Волконские, Горчаковы, Ергольские, Игнатьевы, Мусины-Пушкины, Нероновы, Пушкины, Толстые, Трубецкие, некоторые другие. Известно, что маленькому Толстому умершую мать заменила его тётка Татьяна Александровна Ергольская (домашнее прозвание «Туанетта») (1792-1874), из клинских дворян, весьма вольно воспитавшая его и оказавшая значительное влияние на его мировоззрение.
Между прочим, из дворянского клана Толстых трое известных личностей приняли то или иное участие в жизни Пушкина и пользовались его дружеским расположением. Много представителей рода Волконских в кругу друзей и знакомых поэта.
4.
Мать Толстого (в романе «Война и мiр» она описана как княжна Марья) не раз бывала в Клину и уезде. Вот как шестнадцатилетняя Маша Волконская описывает в своём дневнике поездку из Москвы через Клинский уезд в Петербург ( воспроизводим точно по тексту): «1810 года июня 18-го дня, выехала я с батюшкой (Николай Сергеевич Волконский, — Ред.) из Москвы с сердцем наполненным радости, но с тощим кошельком, в котором было только четыре рубли, и эта сумма должна была довести меня до Петербурга!..(В селе Чашниково, — Ред.)…мы пообедали. А потом поехали еще 33 версты до деревни Давыдки, принадлежащей дядюшке князь Александру Сергеевичу, где нам все очень обрадовались. Мы провели вечер приятно, ездили гулять, дабы осмотреть тамошние места; сия деревня прекрасна; со всех сторон открываются прелестные виды; в лесу есть натуральные гуляния, которые кажется будто сделаны искусством. Сестра княжна Варвара показывала мне свои занятия: у нее восемь девок, которые прекрасно плетут кружева. Она всех их сама учила и смотрит за ними, что показывает её терпение и прилежание, и видно было, как она радовалась, когда любовались сею работою. Я видела ещё работу, которою она иногда забавляется; а именно токарный станок, на котором она точит чашечки, подсвечники и тому подобные безделки. Сие доставляет очень хорошее движение. Потом мы поужинали и легли спать».
Читателю ясно, что здесь говорится об усадьбе Нагорное, о князе Александре Сергеевиче Волконском, о его дочери Варваре Александровне Волконской (в некоторых изданиях ошибочно называют В.В.Голицыну), о которой мы расскажем и далее.
5.
Дальше речь шла о селе Завидово Клинского уезда, где в трактире Машеньку вкусно покормили: «19 числа выехали мы оттудова в восемь часов, а в первом часу приехали мы в Государство село Завидово. Между тем как переменяли лошадей, вышли мы в трактир, где нашли изрядные комнаты и очень учтивого трактирщика; мне подали котлеты, к которым голод, конечно, была лучшая приправа. От сего может быть происходит, что во всех трактирах по нашей дороге кушанья показались мне очень вкусными.».
Для самого города Клина и Спас-Заулка у Машеньки впечатлений и строк на этот раз не нашлось по очень простой причине: её рано подняли, но не разбудили…
, Мы знаем уже, что почти ровно через год по этой же самой дороге юный Александр Сергеевич Пушкин направлялся тоже в Петербург, чтобы поступать в Царскосельский лицей…
6.
Родные Толстого жили в окрестностях Клина, где им принадлежали в разное время несколько сёл, деревень, усадеб: село Борисоглебское (сейчас это деревня, название которой сокращено до Борис Глеб), сёла Голенищево, Соголево, Воронино, Ельцово, Кленково, деревни Бабаево (ныне Бабайки), Давыдково, Парфёнково, Селифоново, Тёмново, Фатьяново и другие, усадьбы Нагорное, Сандырёво, Ельцово, Воронино, Кленково, Заовражье и ряд других…
А вообще Клинская земля настолько освещена и проникнута именем Пушкина, а вместе с тем и Толстого, и других писателей, в том числе близких Пушкину, что в нашем городе, надеюсь и верю, на основе и с участием действующего Историко-краеведческого музея со временем будет создан отдельный Клинский Литературный музей А.С.Пушкина, своего рода учебно-методическая база для учителей и школьников. Видится в дальнейшем и памятник А.С.Пушкину, который будет встречать и приветствовать на центральной площади въезжающих со стороны Москвы и Дома-музея П.И.Чайковского.
Глубоко почитал Пушкина и Толстой, хотя на протяжении долгой жизни его настроение к Пушкину несколько менялось. Но он называл Пушкина «божественным» писателем. Чтение некоторых произведений Пушкина он считал наслаждением. А создание романа «Воскресение» он прямо связывал с чтением «Повестей Белкина». Он взял «Повести», стал перечитывать их, как он признавался, в седьмой раз, – и вдруг полился роман, — роман совести, прозвучавший потом по всему литературному миру.
Клинские же читатели знают, что Анну Каренину в одноименном романе Толстой, едва не влюбившись, по внешности описывал со старшей дочери А.С.Пушкина – Марии Александровны Гартунг, одно время проживавшей в Клину. С той самой, о которой Пушкин писал жене: «…если когда-нибудь нашей Маше придет фантазия хоть один стих написать, первым делом выпори ее хорошенько, чтобы от этой дури и следа не осталось!».И в черновом варианте романа её фамилия не Каренина, а Пушкина. Судьба её мужа послужила Толстому материалом для сцены самоубийства Федора Протасова в драме «Живой труп»…
7.
Л. Н. Толстой бывал в Клину проездом неоднократно. Однако по разным причинам даты его проезда через нашу местность не всегда можно уточнить. В начале февраля 1849 года он ехал из Москвы в Петербург на почтовых санях и останавливался в Клину, на почтовой станции. Какого точно числа он был в Клину – нам пока неведомо, как неизвестно и сколько времени он провел в Клину. Наверно, он долго ждал смены лошадей: на фоне проезжающих генералов и статских советников не так важна птица – всего лишь студент Казанского университета, а до «Войны и мiра» оставалось больше пятнадцати лет.
Он сообщает в письме брату Сергею, что в Петербурге «намерен остаться навечно», но возвращается в Москву в конце мая – начале июня 1849 года. Ехал почтовым дилижансом на колёсах через Клин и через нашу почтовую станцию.
Интересно, что если бы он возвращался в Москву месяцем позже, он бы встретился в Клину с юным Менделеевым, ехавшим учиться в Петербург!..
1 февраля 1856 года Толстой ехал через Клин из Москвы по «чугунке», он останавливался в Клину и при возвращении в Москву утром 18 мая 1856 года. Его поезд останавливался в Клину, когда он 6 ноября 1856 года снова ехал в Петербург, и 13 января 1857 года, когда он возвращался в Москву…
А вообще у Толстого связи с Клином и его уездом неисчислимы. Здесь жили или служили на должностях его родственники: ближние и дальние. Вначале следует сказать о будущем декабристе Сергее Григорьевиче Волконском, который служил в Клину во время Отечественной войны 1812 года и защищал Клин, а за его спиной и Тверь, и Петербург от нашествия французских войск.
В Клину с 1888 по 1907 г. служил исправником родной брат жены писателя Софьи Андреевны — Петр Андреевич Берс (умер 19 мая 1910 г.). Это был больной человек, обремененный большой семьей (кроме жены, шестеро детей), из-за болезни ног он почти не вылезал из коляски. Он находился в добрых отношениях с Толстым и его семьёй и издал воспоминания о нём. Петр Андреевич Берс похоронен в селе Демьяново ( название усадьбы к тому времени уже стало превращаться в Танеево), к северу от алтаря Успенской церкви. Бывал в Клину и другой брат Софьи Андреевны – литератор Степан Андреевич Берс (1855-1910), автор «Воспоминаний о графе Л.Н.Толстом». Сестра Софьи Андреевны – писательница Татьяна Андреевна Кузминская, также оставившая воспоминания о Толстом, тоже бывала в Клину…
8.
Судя по записям в дневнике, Лев Николаевич на тридцатом году жизни заезжал на несколько дней погостить к своей двоюродной тетке Варваре Александровне Волконской (1786 — 1878) — двоюродной сестре своей матери.
Она была дочерью А. С. Волконского и в разное время подолгу жила в доме его брата, Николая Сергеевича, деда Л. Н. Толстого, в Ясной Поляне.
Поскольку писатель не помнил своей матери, умершей рано, то для него очень ценными были воспоминания Варвары Александровны о старине, о его деде, и матери, о подробностях быта Волконских. Н. С. Волконский, как известно, послужил прообразом старого князя Болконского в «Войне и мiре», а весь уклад жизни семьи — для показа семьи Болконских в романе.
15 января 1858 года Л. Н. Толстой приехал к В. А. Волконской, которой исполнился 71 год. В полном собрании сочинений (том 48, М., 1952 г., стр.3, 73, 373. 416) отмечается, что речь идет о поездке в Соголево. Сам же писатель нигде не указывает на Соголево. (Соголево — это выдумка позднейших биографов). 15 января в дневнике, который вёл с юности, с 1847 года, он делает такую запись: «…Проводил Александрин до Клина, заехал к княжне, неправдиво немного». Графиня Александра Андреевна Толстая (1817-1904) – это двоюродная тётка Льва, подруга его юности, приезжавшая в Москву в гости к родным. «Неправдиво немного» объясняется тем, что Толстой не рассказывал о своих литературных замыслах романа «Тысяча восемьсот пятый год», затем «Декабристы», позднее передуманного на «Войну и мiр», который он начнёт через несколько лет, а пока своё неожиданное появление у тётки сейчас объяснил интересом к родословной Волконских, к памяти о своей матери.
Затем отмечает: «Хорошо начал писать смерть». Здесь имеется в виду, что он начал писать рассказ «Три смерти», где говорится о смертях трёх существ – барыни, крестьянина и дерева. В этот вечер, как показывается в дневниковой записи за 16 января, Варвара Александровна много рассказывала о матери Л.Н.Толстого.
Видимо, молодой писатель попал у тетушки в такую уютную обстановку, что почувствовал себя как дома, да так, что захотелось писать. 16 января Лев продолжил работу над рассказом: «Писал, гулял, чудная тихая погода…». В дневниковых записях отражено и душевное состояние Толстого: он в эти дни влюблён в дочь поэта – Катю Тютчеву, живущую, кстати, в Москве в семье своей тётки Д.И.Сушковой (родственницы по мужу клинских помещиков Сушковых), у которой Толстой проводит время едва не каждый день.
17 января, судя по записи, он с утра отправляется на охоту. Повидимому опасается на морозе простудиться, но замечает: «Здоровешенек». Усталый, он улегся спать и только вечером приступил к рассказу.
На следующий день, 18 января, записывает: «Вчера немного поправил вечером. Встал в 7-м. Болтали хорошо, читал, обедал». Очевидно, к вечеру он уезжает от гостеприимной тетушки.
Через много лет он вспоминал об этой поездке так: «Милую старушку, двоюродную сестру моей матери, я знал. Познакомился я с ней, когда в пятидесятых годах жил в Москве. Устав от рассеянной светской жизни, которую я вёл в Москве, я поехал к ней, в её маленькое именьице Клинского уезда, и провёл у нее несколько недель. (Ошибка памяти – не недель, а дней. – В.С.) Она шила в пяльцах, хозяйничала в своем маленьком хозяйстве, угощала меня кислой капустой, творогом, пастилой, какие только бывают у таких хозяек маленьких имений. И рассказывала мне про старину, мою мать, деда, про четыре коронации, на которых она присутствовала. Я же писал у неё «Три смерти».
И это пребывание у неё осталось для меня одним из чистых и светлых воспоминаний моей жизни».
Рассматривая знакомства Варвары Александровны, её круг родственников и образ жизни, можно с уверенностью сказать, что она неоднократно виделась с А.С.Пушкиным в Москве и Петербурге и, возможно, была с ним близко знакома. Но нигде у Пушкина мы не встречаем ни одного упоминания её имени, хотя других Волконских – множество…
Возвратясь в Москву, 21 января 1858 года Толстой пишет в Петербург Николаю Алексеевичу Некрасову: «…Теперь о себе доложу, что я пишу маленькую по количеству листов вещь, весьма странного содержания, которую, может, пришлю вам в конце месяца». Рассказ «Три смерти» Толстой заканчивает 24 января 1858 года, но предварительно знакомит с ним своих родных.
Бабушка А.А.Толстая, прочитав рассказ, с сомнением упрекала автора в письме: мол, он в рассказе не раскрыл «источник стоического спокойствия бедного ямщика». «Иначе, — писала она, — его конец подобен концу существования животного,…вышедшего из небытия и в небытие же погружающегося».
1 мая 1858 года в письме бабушке Лев раскрывает своё понимание идейной сути происходящего в рассказе: «Моя мысль была: три существа умерли — барыня, мужик и дерево. Барыня жалка и гадка, потому что лгала всю жизнь и лжёт перед смертью. Христианство, как она его понимает, не решает для её вопроса жизни и смерти. Зачем
умирать, когда хочется жить?.. Она гадка и жалка. Мужик умирает спокойно, именно потому что он не христианин. Его религия другая, хотя он по обычаю и исполнял христианские обряды; его религия — природа, с которой он жил. Он сам рубил деревья, сеял рожь и косил её, убивал баранов, и рожались у него бараны, и дети рожались, и старики умирали, и он знает твёрдо этот закон, от которого он никогда не отворачивался, как барыня, и прямо, просто смотрел ему в глаза…».
Толстой пишет еще в письме: «Разумеется, всем вашим от меня очень кланяйтесь и не рассказывайте им, что я такой безбожник…».
Уже здесь, в раннем рассказе, у Толстого замечается его губительная тенденция к отходу от православного христианства, в чем заключена его страшная духовная трагедия последних часов жизни…
Рассказ был напечатан всё-таки не в журнале «Современник» Н.А.Некрасова, поскольку Некрасов затягивал выплату гонораров, а в журнале «Библиотека для чтения» А.В.Дружинина, в первом номере за 1859 год.
Автограф рассказа потом стал достоянием бывшей Государственной библиотеки имени Ленина (сегодня Российская Государственная Библиотека). Это согнутые пополам двенадцать полулистов сероватой писчей бумаги, исписанные чёрными чернилами…
Ошибочно думать, что Толстой в рассказе вывел свою гостеприимную хозяйку: она к содержанию рассказа не имеет никакого отношения.
Ельцовская добрая собеседница Толстого Варвара Александровна Волконская прожила 91 год и скончалась в 1878 году.
9.
Летом 1978 года мы с клинским товарищем Юрием Александровичем Монаховым (1942 — 2003) в связи с предстоявшим 150-летним юбилеем писателя решили объехать и обойти все места района, связанные с именем и родственниками Л.Н.Толстого. Побывали фактически во всех местах. Оставалось посетить Соголево, где, как утверждалось во всей литературе о Толстом, жила В.А. Волконская и куда к ней приезжал Толстой…
В то лето у нас уже было сомнение относительно пребывания Л. Н. Толстого в усадьбе Соголево. Оно основывалось на сведениях различных источников, которые приводили к мнению, что эти данные, названные в научном издании собрания сочинений, не проверены. Мы побывали в Соголеве и попробовали на месте проанализировать обстановку. Сохранившиеся там деревья и следы построек и по сей день говорят о том, что на этом месте была довольно обширная усадьба. Это усилило сомнение. Ведь во всех упоминаниях о тётушке и о своей поездке Л. Н. Толстой трижды называет ее имение «маленьким» и один раз «небольшим».
Поэтому решили уточнить место усадьбы В. А. Волконской в 1858 году. Одному из нас удалось заглянуть в архивные документы прошлого. Их изучение дало интересные результаты. Оказалось, что В. А. Волконской в 1858 году ни в Нагорном, ни в Соголеве, ни в Воронине нет! Пришлось продолжить поиски, для чего ушло много времени.
И вот, наконец, находка! Нашелся церковный документ, удостоверяющий, что в том году В.А.Волконской принадлежало не большое имение Соголево (владельцем его был тогда М. А. Волконский), а маленькая усадьба Ельцово, при которой в то время находилось ещё всего десять крестьянских изб.
Оказалось, что пожилая незамужняя княжна В.А.Волконская тихо и мирно проживает не в Соголеве, а совсем неподалёку от него, в собственной усадебке при селе Ельцово (тогда часто произносили – Яльцово, называют так нередко и сейчас).
Была ли усадьба в селе Ельцове? Наше нетерпение было понятно. Требовалось проверить всё на месте. И мы поехали туда 13 августа, не успев согласовать время поездки между собой: он с братом Виктором ехал из Клина, я из Москвы. И надо же так получиться: встретились, к обоюдному удивлению и восхищению, в Ельцове. Тщательно осмотрели и эту местность.
И вот поиски закончились удачно: старожил села Ельцово — пожилая, 78-летняя Анна Ивановна Карзеева показала нам место небольшой старинной усадьбы рядом со своим домом. «Станешь копать огород, — сказала она, – всё кирпич под лопатой – от погребов тогдашних».
Здесь сохранились пруд, по северную сторону пруда старинные вётлы у въезда в усадьбу, когда-то, возможно, встретившие и проводившие молодого Л.Н.Толстого, бузина на месте давних хозяйственных построек, по западную сторону пруда садовые посадки кустов сирени, спиреи, акации, остатки одичалых яблонь, очевидно, загубленных морозами зимы 1940 года.
Как мы тогда успели заметить, усадьба княжны Волконской по своему размаху значительно, и даже очень много, уступала сегодняшним дачным особнякам. А к северу виднелся берег реки Лутосни и кусты над местом бывшей усадьбы Ярюхино, принадлежавшей семье друга А.С. Пушкина – В.П.Зубкова.
Одного мы не успели сделать, о чем жалею до сих пор: получше рассмотреть место бывшей деревянной Крестовоздвиженской церкви в Ельцове и отметить место её священного алтаря камнем или столбиком…
Нам стало понятно: теперь можно уверенно сказать, что в этом месте Клинского края, в селе Ельцово, с 15 по 18 января 1858 года у родственницы В. А. Волконской гостил Лев Николаевич Толстой.
Соголево в научном полном собрании сочинений писателя названо составителями ошибочно. Эта ошибка, вошедшая потом во все другие книги, справочники, путеводители, возникла оттого, что В. А. Волконская несколько раз за последние сорок лет жизни меняла своё место жительства. В 1810-х – 1830-х годах она проживала в своей усадьбе Нагорное. Когда у её двоюродной сестры Марии Петровны Нероновой умер муж, княжна переселилась к вдове в село Воронино, затем в собственную усадебку Ельцово.
Позднее, после крестьянской реформы, она действительно переехала в волостной центр Соголево. Рассказывали, что в Соголеве, у самой Крестовоздвиженской церкви, она построила домик, где проживала вместе со старушками — своими бывшими дворовыми из Ельцова, которые не захотели с ней расставаться и с которыми она жила воспоминаниями о прошлом, читая и перечитывая роман «Война и мiр». В Соголеве её и похоронили.
Современники сообщают, что эта замечательная русская женщина пользовалась большим уважением и привязанностью окрестных жителей-крестьян: Волконские вообще славились в народе добрым, гуманным отношением к крестьянам. Одному из старых друзей, заехавших к княжне в 1876 году, Варвара Александровна с любовью рассказывала, как мужики — крестьяне деревень и усадеб, давно проданных и перешедших в третьи руки, поднесли ей в день 90-летнего дня рождения в качестве посильного подарка куль муки и рубль серебром, как бабы поднесли ей рубль, несколько куриц и холсты. Она рассказывала об этом не только с чувством трогательной благодарности, но и с гордостью, как свидетельство о памяти, оставленной её родителями среди поселян.
Перед своей смертью, последовавшей 6 июня 1878 года, В. А. Волконская завещала свой домик у церкви соголевским крестьянам для устройства в нем дома престарелых. Что стало с этим домиком после 1918 года? От села Ельцова до Соголева, где владельцем села и усадьбы был М. А. Волконский, с которым Л. Н. Толстой, очевидно, был знаком, — рукой подать (2 версты). Не исключено, что Толстой заглянул бы сюда во время прогулки и охоты, но, торопясь в Москву и сберегая время, с другими своими родными тут предпочёл не встречаться. Впрочем, их, скорее всего, не было дома: брат Варвары Александровны — Михаил Александрович служил в Москве, в Кремлёвской Оружейной палате. И Варвара Александровна не могла не предупредить Лёвушку об этом. Да и невежливо было заявляться в гости так, между прочим, во время охоты…
Усадьба Соголево у нас по-прежнему остаётся ценным историческим памятным местом, так же, как и расположенные неподалеку места исторических усадеб Ельцово и Ярюхино.
(В 1970-х годах автор этих строк предложил районной администрации назвать новый посёлок в деревне Струбково — именем посёлок Волконский, и возможности для этого были, но предложение повисло в воздухе).
10.
Клин был привычным местом для всех, кто проезжал по шоссе Петербург— Москва, или затем по железной дороге. По этим дорогам ездил как сам писатель, так и герои его произведений. Не миновали они и Клина.
Город Клин и близлежащая соседняя Корчева вошли некоторым образом в топографию романа-эпопеи «Война и мiр». Достаточно указать, что Клин упоминается в черновых редакциях и вариантах ко второму тому «Войны и мiра», в том месте, где Анатоль и Долохов договариваются с ямщиком Балагой о похищении Наташи Ростовой. Они предполагают провести венчание в селе по тверской дороге от Москвы, и Долохов говорит ямщику: «Ну, слушай, брат, вот теперь мне и князю службу надо верную сослужить. Надо в Клин до петухов поспеть и чтоб никакая погоня не догнала». Затем у Толстого была зачеркнута фраза: «видишь ли до (зари) петухов, чтобы в Клину быть.»…
Интересно проследить в связи с этим, как работала мысль Толстого. Очевидно, он рассчитывал, что по тверской дороге до Клина злоумышленники – угонщики Наташи Ростовой будут уходить всю ночь от возможной погони, а затем, по заячьи сбив со следа преследователей, уйдут вправо, по Дмитровской дороге и проведут венчание в одном из точно известных Толстому по названиям сёл: то есть в Соголеве, Ельцове или, скорее всего в стоящих прямо на дороге Воронине или Доршеве(села Ново-Щапово ещё не было.). Соголево и Ельцово сразу отпадают из-за Волконских и из-за плохих дорог, Воронино отпадает потому, что тоже принадлежит Волконским (в романе Болконским, а угонщики умыкают невесту Андрея), остается Доршево с Преображенской церковью…
11.
В черновиках второго тома романа «Война и мiр» Толстой отправляет Андрея Болконского по поручению его отца старика Болконского в соседнюю с Клином уездную Корчеву(«Скачи в Корчеву и исполни!»), чтобы подхлестнуть доставку добавочных людей и провианта для армии и устранить некоторые непорядки в уезде. Предводителем дворянства Корчевы Толстой называет графаРостова, который принимает Андрея в своей усадьбе Отрадное.
Именно в это место Толстой сначала помещает сцену первой встречи Андрея с пятнадцатилетней Наташей. Размышление Андрея о нераспустившемся дубе среди зеленеющей рощи – тоже помещено здесь. Усадьба по описанию напоминает действительно существовавшие усадьбы Карачарово Клинского уезда или Большое Новоселье Корчевского уезда.
Откуда Толстой, не бывавший прямо в Корчеве, кое-что знает об усадьбе? Объясняется просто. В 1830 году уроженка Большого Новоселья и жительница Корчевы Татьяна Петровна Пассек (Кучина) некоторое время жила у Варвары Александровны Волконской в усадьбе Нагорное под Клином, после того, как Варвара Александровна побывала в Большом Новоселье. А Толстой, как мы знаем, в январе 1858 года гостил у княжны в Ельцове, где беседы были весьма содержательны. Кроме того, в 1860-1861 годах Толстой совершил заграничную поездку и познакомился с А.И.Герценом, который был связан со своей «корчевской кузиной» Т.П.Пассек. Толстой советовался с Герценом по поводу возможного романа «Декабристы», — таков был один из первых замыслов «Войны и мiра». И, наконец, Толстой в мае 1862 года действительно проплывал на пароходе по Волге мимо Корчевы и мимо Большого Новоселья и наблюдал внешнюю панораму берега…
12.
Жили на Клинской земле и некоторые друзья Л.Н.Толстого. Например, Ю.А.Монахову в 1980 году довелось слышать от старожилов города, что писатель и публицист Петр Алексеевич Сергеенко (1854-1930), автор повестей и рассказов, а также очерка 1898 года «Как живет и работает граф Л.Н.Толстой», сразу же переведённого на многие языки мира, проживал в селе Майданово. Здесь Сергеенко узнал о крестьянине Клинского уезда В.И.Засосове(1886-1910), который, посетив в Канаде и Японии духоборцев, по идейным соображениям, под влиянием Толстого, отказался от воинской службы. 28 июля 1909 года Сергеенко рассказал Толстому о Засосове в письме. В ответном письме своему другу из Ясной Поляны в Майданово Толстой пригласил Засосова к себе. Тот приехал 10 августа 1909 года и пробыл в Ясной Поляне два дня, беседуя с писателем. Вторая встреча Толстого с Засосовым состоялась 1 апреля 1910 года. Часто бывавший в Клину сын Сергеенко – литератор Алексей Петрович(1886-1961), автор «Рассказов о Толстом», был помощником В.Г.Черткова – секретаря Толстого.
13.
Некоторое время жил в Клинском уезде писатель Николай Николаевич Златовратский (1845-1911), последователь социальной политики Толстого и близкий его знакомый. Нам с Ю.А. Монаховым довелось слышать от старожилов уверение, что Толстой перед смертью посетил Клин. Однако при проверке оказалось, что это известие относится к Н.Н.Златовратскому с его бородищей и львиной гривой …
Некоторые представители семьи Д.Б.Мертваго, жившего в Демьянове, были хорошо знакомы с семьей Л.Н.Толстого, сам писатель знал их, а внук Дмитрия Борисовича – Александр Петрович Мертваго(1856 — 1918) опубликовал очерк «Первая любовь Л.Н.Толстого», об увлечении юного Толстого его тёткой З.Н.Молоствовой…
Толстой не раз использовал в своих произведениях фамилии клинских помещиков или несколько изменял их. Так, Волконские стали Болконскими, Толстые – Ростовыми («Война и мiр»), Неклюдовы (клинский предводитель дворянства, владельцы усадьбы и деревни Горбово ) – Нехлюдовыми («Юность», «Утро помещика», «Воскресение»), Федор Протасов в пьесе «Живой труп» — от фамилии клинских и тульских помещиков Протасовых( владельцы усадьбы Ельцово в 1829 году)…
Но то, что мы здесь рассказали – только часть того, что связывает родственника А.С.Пушкина – Льва Николаевича Толстого с Клинским краем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *