• Восстановим порушенные святыни!

  • Расчетный счет на пожертвование для восстановления Троицкого собора г.Клин

Клинская Русь. Клинский Стеклоград

Валентин Стариков

КЛИНСКИЙ СТЕКЛОГРАД

Прозрачное веселье

Не знаю  ничего веселее, ярче и звонче, чем стеклянная новогодняя елочная игрушка.
Помню из детства, как мама, сельская учительница, перед каждым  Новогодьем ездила в Клин и привозила из города   две – три новых сверкающих игрушки.
Мы, ученики дальней маленькой начальной школы, бережно, с трепетом брали их в руки,  продевали в проволочное ушко ниточку и осторожно вешали на  елку.


А после праздника аккуратно укладывали в ящик новые вместе  со старыми, и так звонкие школьные игрушечные сокровища наращивались из года в год.
Это уж потом, через много лет, когда познакомился с  нашим районным городом Клином, который уже впору дополнительно называть Стеклоградом, когда прошел с друзьями вдоль и поперек всю Круговщину, догадался, что наш Клинский край – ни больше, ни меньше, как одна из главных  столиц стеклянно-стекольной и хрустально-зеркальной, в том числе и новогодней игрушечной,  Руси…
Стеклянное (так тогда говорили и писали) производство в России относилось  к числу достаточно редких. К примеру, в Восемнадцатом веке такие фабрики можно было бы сосчитать буквально по пальцам.
Маленькие фабрики возникали то в одном, то в другом местах, но  вскоре гасли, как свечки. Выживали лишь некоторые.
Только в Девятнадцатом веке это производство, требовавшее для начала много средств, развилось в полную силу.
Для Девятнадцатого  века характерно, что стеклянные производства, достигнув определенного числа, стали числом уменьшаться, а увеличиваться количеством работающих, стало быть, укрупняться. Так, в 1850 году в России насчитывалось 189 стеклянных, хрустальных и зеркальных фабрик, где было 9,1 тыс. работающих; в 1856 году – 177, где 10, 1 тыс. работающих; в 1867 году – 162 фабрики с 9,1 тыс. работающих; в 1876 г. – 173 с 10, 9 тыс. работающих; а в 1879 г. – те же 173 фабрики, но уже  с 13, 1 тыс. работающих.
И все это понятно:  при бурном развитии страны стекла требовалось все больше и больше, и стеклянные изделия требовали все  более совершенного, квалифицированного и высококачественного производства. Тут все имело значение: и база энергетики, особенно топливная база, и  исходные сырьевые материалы, и квалификация работников. И нужно сказать, что стеклянное производство считалось одним из передовых, потому что в нем требовались самые новые технологические и химические знания. Вспомним, что творческий гений Дмитрия Ивановича Менделеева возрос на стеклянном производстве его деда Корнильева, основанном в 1749 году  в селе Аремзянка Тобольской губернии…
В Московской губернии, по данным 1812, 1814, 1832 годов стеклянных заводов вовсе не было.

Первенец Клинского Стеклограда

Однако заглянем в предыдущий Восемнадцатый век и посмотрим на территорию Клинского уезда.  На ту его часть, которая в то далёкое  время числилась за Дмитровским уездом.
И вот  что оказывается!
Первый стеклянный завод на территории сегодняшнего Клинского района находился в деревне Труняево!..
Очевидно, что это и есть тот самый стеклянный завод А.Минтера,-  купца и промышленника, выходца из Германии, которому принадлежало ещё несколько стеклянных заводов  в петровской России.Завод А.Минтера был основан в 1719 году.
Очень вероятно и скорее всего, что тогда в его основании принял участие знаменитый русский историк,  учёный и промышленник Василий Никитич Татищев, потому что в 1770 году завода уже не было, а деревня из 24  крестьянских душ принадлежала его родственнику — тоже небезызвестному  «лейб-гвардии секунд-майору» Петру Алексеевичу Татищеву (1730 — 1810, с 1783 года — глава всех русских масонов).
Оказывается, Труняевка в то время находилась  в Берендеевом  стану Дмитровского уезда, а потому завод и числился по статистике в Дмитровском уезде.
А мы теперь делаем для себя вывод, что в Труняевке (в наши дни тоже уже не существующей)работал первый на Клинской земле стеклянный завод!
Выходит, что предположительный период его существования охватывает сравнительно небольшой промежуток времени — от 1719 до 1850 года (дата смерти В.Н.Татищева).
Каковы причины и поводы для создания такого завода?
Прежде всего, — наличие большого количества леса для дров,- урочище на месте бывшей деревни Труняевки и стеклянного завода (это в  двух километрах к западу от деревни Малеевки)и сейчас окружено большими лесами, особенно с запада и с юга. Очевидно, и подходящий для производства стекла песок также был найден в этих окрестностях.И до Московско-Санкт-Петербургского тракта отсюда насчитывалось всего десять вёрст.

И какая продукция могла производиться на таком заводе?
Очевидно, что ассортимент этого небольшого заводика был ограничен — это было оконное стекло и стеклянная бытовая и винная тара.
И я уверен, что  и сейчас ещё можно найти в этих местах остатки стекольного производства.

Хрустальная Круговщина
1.
Так что в Клинском уезде целых сто лет —  до самой середины Девятнадцатого века стеклянных производств  не существовало. Ближайшее стекло вырабатывалось в соседнем Корчевском уезде Тверской губернии(с. Харитоново, откуда родом поэт Е.Е.Нечаев, которого  и мы считаем своим земляком, поскольку он тоже наш, клинский стеклянщик)…
Все изменилось, когда в  имение светлейшего князя А.С.Меншикова в Круговской волости в 1847 году  пришел новый управляющий – талантливый русский  самородок, инженер, технолог  и экономист Егоров. Познакомившись с обширным хозяйством Круговщины, он   грамотно оценил энергетические и природные ресурсы огромного края. Во-первых, сделав ревизионный обзор лесных богатств, он обратил внимание на огромное количество древесного сухостоя,  валежника и напрасно сжигаемых отходов лесопромышленного производства.
Обратил он также внимание и на то, что вблизи речки Раменки находятся значительные залежи песка – крупнозернистого, годного для обычного бутылочного  зеленого стекла и мелкого песка – идущего на производство высококачественного белого стекла,  на который особо большой и скорый спрос  в  дворцовых и помещичьих хозяйствах. Исходив  окрестности  Дмитриевского погоста, что в Кругу,  и княжеской усадьбы Александрово, Егоров нашел несколько мест, где мелкий песок находился в огромных запасах и его можно было брать открытым способом. Тогда и обратился Егоров со своим предложением к светлейшему князю, обосновав свой проект первичными хозяйственными выкладками.
Не забыл напомнить, что подходит к концу строительство  железной дороги Москва – Санкт-Петербург, и что в связи с этим создается совершенно выгодное положение для развития стеклянного производства.
И член Вольного Экономического общества светлейший князь Александр Сергеевич Меншиков, ознакомясь с проектом, одобрил его и утвердил.
После чего пришло и разрешение из министерства финансов и губернского правления.
Так в 1849 году, в 104 верстах от Москвы, в 26 верстах от уездного города Клина, во втором стану, в Круговской волости, вблизи  княжеской усадьбы Александрово, на берегах реки Раменки возник хрустальный завод князя А.С.Меншикова, которому суждена хотя и сравнительно недолгая жизнь, но  зато всероссийская слава. Поскольку первое лето и зиму  пришлось потратить на строительные фундаментные и установочные работы, на  подготовку технических устройств, то настоящее стеклянно-хрустальное производство споро пошло в 1850-1853 годах. Можно представить, какая бурная жизнь началась в этом глухом углу Клинского края! Ведь нужно было разметить  проектные границы и линии  производства, расположить технологические и  служебные здания. Все это построить. Но еще  и выписать  из Москвы, из Санкт-Петербурга и  из чужих стран машины и приспособления, привезти гужевым транспортом и установить их руками круговских мужиков. Заново построить водяную мельницу на  Раменке с надежной плотиной и дамбой.
И вот двинулись к берегам Раменки  сани, а потом и фуры с возами дров и песка, задымились трубы плавильных и сушильных печей, построились здания для  гранильщиков посуды, амбары для складов готовой продукции, несколько красивых домиков для размещения и жительства мастеров и заводских рабочих.
Давайте все-таки назовем впервые имена тех людей, которые основали хрустальный завод и способствовали его искрометному взлету.Приводим данные  сентября 1850 года.
В господском доме, где светлейший князь появлялся  наездами, в это время проживали: главноуправляющий вотчинами князя коллежский секретарь Алексей Иванович Егоров 35 (по др. данным 40)лет, его жена Елена Александровна 27 лет и сын их Николай 6 лет. Здесь жили: управляющий конторой князя коллежский регистратор Степан Евстафьевич Хомяков 28 лет, его жена Авдотья Силишна 28 лет, дочь их Маша 3 лет, а также нянька вдова Александра Иванова 31 года с сыном Димитрием(Аггевичем) 6 лет.
В другом княжеском доме – в  людской усадьбы проживали в весьма тесной обстановке дворовые князя – их насчитывался 91 человек. Здесь же, Александрове, в отдельном старом домишке проживала семья вольноотпущенных князя, состоявшая из 6 человек.
Отдельно следует рассказать о домиках для хрустальщиков. Сначала здесь, в Александрове, рядом с усадьбой построили восемь прекрасных бревенчатых домиков, так называемые «флигеля». Все они почти ничем не отличались по планировке. Фактически это было первое  в Клинском уезде  типовое строительство. В последующие годы для рабочих построили еще четыре дома.

В типовом доме-флигеле для рабочих находилось по три квартиры: одна из двух комнат в середине, вторая слева и третья справа, так что при виде сверху домик образовывал «трилистник». Одна комната  в средней квартире  оставалась чистая, а в другой стояла  русская печка «для стряпни».
Мастера, как правило, приезжавшие из Владимирской губернии,  жили со своими семьями. У них русская печка была огорожена под маленькую «кухню», так что  семья располагала двумя чистыми комнатками. Другие домики были общежитиями для рабочих, живших без семей. В основном, рабочие, не требующие специального обучения, нанимались готовые, из Тверской губернии. Один домик был специально отдан для мальчишек, в нем деревянные нары располагались в два яруса.
А пока мы назовем людей, проживающих  в домиках почти в самом начале завода,   осенью 1850 года. Домик 1: Московский мещанин Алексей Захаров, 45 лет, жена его Акулина Афанасьева,39 лет, сын их Андрей , 15 лет. Далее — Тверской губернии города Корчевы купцы: домик 2: Трофим Стефанов, 55 лет, жена его Васса Федорова, 54 лет, дети их Никифор, 17 лет, Василий, 15 лет; домик 3: Яков Федоров, 42 лет, жена его Авдотья Михайлова, 37 лет, дети их Надежда 16 лет, Анна, 13 лет, Екатерина, 11 лет; домик 4: Иван Федоров, 38 лет, жена его Дарья Яковлева, 30 лет, сын их Димитрий, 10 лет. Далее — Тамбовской губернии города Елатьмы мещане: домик 5: Яков Иванов, 33 лет, жена его Екатерина Иосифова. 32 лет, дочь их Васса. 11 лет; домик 6: Прокопий Иванов, 35 лет, жена его Меланья Михайлова, 36 лет, дети их Михаил, 16 лет, Иван 13 лет, Козьма, 10 лет. Домик 7: Смоленской губернии города Рославля мещанская вдова Ирина Прохорова, 48 лет, дети ее Егор 20 лет, Варвара Андреева. 14 лет, Егор Андреев, 6 лет. Домик 8: Рязанской губернии города Касимова мещанская вдова Агриппина Афанасьева. 45 лет, сын ее Спиридон Григорьев, 20 лет; Владимирской губернии города Переяславля мещанская вдова Васса Иванова, 26 лет. В последующие годы жители домиков менялись, квартиры заполнялись и переполнялись рабочими.
Рабочие готовили еду себе сами, продукты привозили из дома и покупали в лавочке при заводе или в селе Воздвиженском. В лавках продавались: крупа гречневая, пшеничная мука двух сортов, сахар, масло постное, сельди, мыло и керосин.
Мальчишки были весьма важной категорией рабочих: ведь перенести за девять часов смены от рабочего-стеклянщика, от плавильной печи к калильной или  тянульной печам 2500  штук изделий нужно суметь! И все это – сломя голову, по деревянным мосткам, рискуя поломать ноги, свалившись в траншеи  под мостками. Понятно, что взрослому такая прыть не под силу…

2.
Через два – три года, а  особенно  после  1853 года, стеклянная и хрустальная посуда с Круговского завода, отправляемая по Николаевской железной дороге,  прославилась не только в Москве и в Петербурге, но и во всей России. Многие отечественные специалисты  в стеклянном, или как еще чаще тогда называли, в хрустальном деле, признавали Меншиковскую посуду  по качеству равной  знаменитой  Мальцевской(Дядьковского завода С.И.Мальцева в Брянском уезде), которая славилась чистотой стекла и отделкой изделий.
Создатель завода и его многолетний пестователь Егоров скончался  около 1860 года. Но его хрустальное дело не остановилось и продолжало развиваться. За первые двадцать два  года деятельности завод только четыре года работал не в полную силу, и, выпуская высококачественную посуду, стал производить и чистое  зеленое и белое оконное стекло. Прекрасно поставленное хрустальное хозяйство Егорова опиралось на  очень грамотно организованное топливозаготовительное дело. На специальном  выделенном для завода участке леса Егоров так распределил вырубку на дрова,  что лес, который подвергся вырубке, например, в 1863 году, не должен был слышать пилы и топора до…1963 года!
По данным  хозяйственно-статистического обзора, изданного в 1856 году, на стеклянно-хрустальном заводе князя А.С.Меншикова трудилось 176 рабочих. Здесь действовало  две паровых машины и три печи. Годовое производство оценивалось в 45.500 рублей серебром. Завод в это время выпускал аптекарскую и кондитерскую хрустальную посуду и оконное стекло.
В 1861 году на российской промышленной выставке изделия завода А.С.Меншикова завоевали Большую Серебряную медаль.
Между тем в 1863 году хозяин Круговщины основал рядом с хрустальным, в полутора верстах от него, еще и винокуренный завод, благо бутылок закупать не требовалось:  производились собственные.
Общероссийский производственный успех 1861 года был закреплен Большой Серебряной медалью на промышленной выставке 1865 года.

3.
После кончины Егорова, в 1867 году, хрустальный завод принял в аренду талантливый инженер и предприниматель Эмилий Клавдиевич Мартен. У арендосъемщика имелся большой опыт (накопленный им  при работе на Московском, в Сущевской части, стеклянном заводе у отца, Клавдия  Варфоломеевича Мартена, который затем продал дело купцу Арману Фридриховичу Дютфуа).
Эмилий Клавдиевич Мартен был талантливым инженером, который не боялся экспериментировать и с успехом использовал новые технологии и машины.(Кстати, здесь, на опыте стеклодела,  он разработал технологию применения силикатовой кремнистой краски на цинковой основе для окраски фасадов домов и сооружений, опубликовав ее для общего употребления в 1881 году в Твери и в 1893 году в Петербурге).
По данным  ежегодной статистики в 1868 году на стеклянном и хрустальном заводе А.С.Меншикова (указано, что он существует с 1850 года, хотя в других данных называются иные даты, в зависимости от новой аренды) работает 436 рабочих, завод снабжен паровой машиной. Общая сумма производства – 90.761 рубль за год. Здесь производится 1.450.000 штук аптекарской, кондитерской, химической и столовой посуды на 75.000 рублей, оконных стекол 96.120 листов на 15.701 рубль.
Очевидно, что при Егорове и Мартене Круговской хрустально-стеклянный завод достигал своего наивысшего расцвета! Поэтому нам интересно  подробнее познакомиться с заводом в его состоянии на 1871 год, по описанию,  сделанному известным инженером Николаем Ивановичем Матиссеном, лично  наблюдавшим работу хрустальщиков. Здесь работало 82 взрослых мужчин и «на подхвате» у них 40 мальчишек.
В своем «зрелом» состоянии завод выпускал разной стеклянной и хрустальной, сортовой, аптекарской посуды 1 миллион 600 тысяч штук на сумму 60 тысяч рублей. А ведь были еще тысячи несортных изделий!
Технологическое оборудование составляли: 1 паровая машина в 10 сил, 2 водяных колеса в 30 сил, локомобиль, 2 стеклоплавильных печи,  4  калильных печи, 1 шлифовальная машина, 74 машинных станка, 1 печь для горшков, 1 сушильная печь. За год всё это оборудование требовало заготовки, подвоза и сжигания  2400 саженей дров.
На винокуренном заводе в то время работало 26 мужчин, здесь не было ни женщин, ни детей. Вырабатывали за год  801300 литров спирта на 60097 рублей. Техника и оборудование здесь действовали такие: 1 паровой котёл, 1 паровая машина в 12 сил, 2 затарных чана, 10 квасильных чанов, 3 фильтра, 2 перегонных аппарата, 1 дистилляционный куб, 4 железных резервуара для готовой продукции, 3 мерника.

4.
Думается, что инженерам – любителям старинной техники будут весьма интересны подробности, характеризующие новейшую, по тем временам,  технику, доставленную из-за границы и из  столиц.
В двух германских паровых машинах и французском локомобиле использовалось всего 4 котла. Один был с плоскими оконечностями и внутренней топкой. Диаметр котла – 3 фута, толщина железа – О,4375 дюйма(это толщина для котлов, чуть более 1, 1 сантиметра, обеспечивающая безопасность работающих),длина котла 12 футов, диаметр внутренней топки – 2 фута. Котел создавал упругость пара в 4,75 атмосферы. Еще один котел был со сферическим оконечностями и одним кипятильником, диаметром в 4 фута, с толщиной железа в 0,50 дюйма, длиною 18 футов, диаметров кипятильников 1,86 фута, упругостью пара в 4 атмосферы. Третий котел был локомобильной системы, с плоскими оконечностями, 24 трубками и внутренней топкой, диаметром  2,75 фута, толщиной железа 0,375 дюйма, длиной 9,25 фута, упругостью пара в 4 атмосферы. Четвертый котел был со сферическими оконечностями, из двух, один над другим. Верхний диаметром 3,75 фута, железом 0,375 дюйма, длиной 32,66 фута, создавал 3 атмосферы. Нижний диаметром 3,25 фута, толщиной железа 0,375 дюйма, длиной 21,66 фута, также создавал 3 атмосферы.
Конкурентами по Московской губернии Круговскому (82 рабочих и 40 мальчиков) и Московскому(68 рабочих и 29 мальчиков) стеклянным заводам в тот момент были крохотные полудомашние фабрички Агнесы Федоровны Шлиппе в сельце Плессенском Верейского уезда, Гавриила Никитича Шишигина и Михаила Иванова в сельце Прокошеве и Григория Терентьевича Грибкова в селе Костино Дмитровского уезда, в которых работало соответственно 9, 4, 2 и 4 человека. Но какие уж они тут конкуренты!

5.
Русский инженер Д.А.Тимирязев, издавший отчёт о русской промышленности в 1873 году,  отметил в Московской губернии только один действующий стеклянный и хрустальный завод князя А.С.Меншикова( к тому времени владелец и основатель скончался): на нем трудилось 250 человек, которые давали изделий на 100.000 рублей в год(да еще несколько мелких заведений).
Наследники князя А.С.Меншикова в 1876 году  передали  завод в аренду московскому  предпринимателю, временному купцу, кандидату университета Александру Николаевичу Шпаковскому. Это был  инженер, получивший специальное образование по стеклянному производству на заграничных и русских стеклянных заводах. Правда, он большую часть времени проводил в Москве, а между его приездами производство  контролировалось простым мастером-инженером. В начале 1880 года в Александрово земство назначило врача – Адама…
Чтобы иметь представление о размахе деятельности хрустального завода на Круговщине, кратко скажем о его производственных и подсобных помещениях. Здесь находились: главная зона стеклопроизводства – так называемая «гуть» (в других местах  ей название «гута»), гончарная, где  приготовляли и сушили горшки, в которых плавится состав, где приготовлялся состав для горшков и так называемых «припасов», и находилась спальня рабочих-гончаров, здесь сортировалась и разбивалась глина для горшков, вырабатывались и сушились «припасы», то есть кирпичи для плавильной печи; шлифовальная, которую потом переоборудовали в слесарню; кузница; мельница; столярная; составная, где мешали состав для стекла, разбивали и просеивали песок для состава; матерьяльная; сортировочная; склад крупной посуды; склад мелкой посуды; кладовая; склад извести; упомянутые флигеля для мастеров и рабочих; контора и лавка, другие мелкие постройки.
По данным 1879 года, предприятие, похоже, растеряло заказчиков и номенклатуру изделий и окончательно ориентировалось на винокуренное производство. Здесь вырабатывалась водочная и винная посуда. Работа  односменная длилась зимой 12, а летом 14 часов. Странно, но прежняя техника здесь не задействована, а в статистике показаны только:  ручной привод, конный привод да один локомобиль в 5 сил. На топливо тратилось в год  70 – 90 саженей дров. Не исключено, что период А.Н.Шпаковского и стал началом конца прославленного      завода.

6.
Что же касается общего развития стеклянной промышленности в Клинском крае, то следует отметить следующее. Пока был жив  светлейший князь, никто в Клину и уезде не решался составлять его заводу конкуренцию. Но после смерти князя все изменилось,  как только появилась серьезная конкуренция со стороны нового завода в самом городе Клину, где исключительно выгодны условия сбыта изделий по железной дороге, Меншиковский завод сдал свои позиции и вовсе прекратил свою работу.
В 1886 году у берега реки Сестры промышленник В.Г.Орлов основал стеклянный завод, выпускавший аптекарскую посуду. По данным нашего краеведческого музея, в 1939 году он реконструирован, а в 1940г. объединен с заводом «Лаборприбор», выпускавшим термометры и лабораторные приборы. На базе «Лаборприбора» в 1952 году создается новое предприятие —  крупнейший в  СССР и в Европе  Клинский термометровый завод. Таковы  вехи развития города Клина как стеклянно-хрустального  центра   России.
По обзорным сведениям, опубликованным в январе 1889 года, в 1888 году хрустальный завод князя Меншикова при сельце Александрове ещё действует, а в  самом г.Клину  уже приступил к работе стеклянный завод В.Г.Орлова, выпускающий разную, в том числе и аптекарскую посуду..
В 1890 году на стеклянном и винном заводах князя Меншикова при сельце Александрове работ уже не производится.

7
Для нас место бывшего Александровского хрустального завода остается ценным памятным историческим местом становления русской промышленности…
В период угасания Меншиковского завода основные традиции и мастерство стеклянщиков стали перебазироваться в город Клин, где возникший стеклянный завод Орлова находился в исключительно выгодном положении по сбыту: вблизи  оживленной  «чугунки».
А в Круговской волости крупное  стеклянное производство на основе стеклодувного опыта прежних заводских рабочих и мастеров преобразовалось в малое полудомашнее производство стеклянных изделий. Здесь стали развиваться небольшие, семейные, прикладные стеклянные производства – по выделке мелких зеркал, стеклянных бус и пуговиц.
В России такое параллельное подсобное производство возникало нередко  рядом и параллельно   с основным стеклянным производством. В печати упоминалось, что после войны 1812 года организовал успешное производство  стеклянных пуговиц и брошек один пленный солдат-иностранец в селе Ростокино под Москвой, затем это дело распространил крестьянин Шишигин.
Первыми в Клинском уезде, начиная с 1850 года,  этим, так называемым «камушным» промыслом стали  заниматься жены и старшие дети меншиковских  мастеров стеклянного дела. Применяя свечи, а позднее керосиновые лампы, находчивые женщины стали в домашних условиях по зимам изготовлять мелкие стеклянные  поделки. Это были лампадки, чётки, чернильницы, склянки-коптилки, спринцовки, пуговицы, сережки, запонки, брошки, бусы, мелкие зеркальца.
Так, в 1858 году  инженер-экономист И.Ф.Штукенберг в своем труде по статистике России, обозревая  1800-1850-е годы, писал: «Некоторые селения в Клинском уезде делают маленькие зеркала в азиятском вкусе».
В трех деревнях Клинского уезда – в Мостках(с 1876г.), Заовражье(с 1879г.) и Елизарове( с 1871г.), все  ныне в пределах Солнечногорского района, крестьяне на основе меншиковского стекла изготовляли именно такие зеркальца,  вставляя их в деревянные рамки или оклеивая по краям цветной бумагой. (Однако в 1890 году это производство фиксируется только в заведении Павла Никитича Калинина в Елизарове).Вслед за ними мелким стеклянным «камушным»  делом стали заниматься крестьяне Дмитровского уезда в селе Костино и деревне Прокошево.
Но вот, по сведениям, опубликованным в 1890 году,  при селе Воздвиженское в Кругу действует заведение мещанина Ивана Яковлева для выделки стеклянных бус и пуговиц.  На этой маленькой домашней фабричке работают всего два человека. А управляет ею сам владелец.
По данным того же года, при деревне Решетниково работает заведение для выделки стеклянных бус и пуговиц. Оно принадлежит московскому купцу Бруно Вундерлиху. Рабочих здесь 45 человек. Управляет заведением мастер Вюнш.
При деревне Игумново в то же время действует подобное заведение крестьянина Якова Орлова, здесь трое работников и управляет владелец…
Теперь нам ясно, что соединение первичных стеклодувных и зеркальных технологий дало возможность развиваться и новому направлению стеклянной промышленности – производству стеклянных елочных игрушек, которым сегодня славится Клинский край. Так что вполне можно утверждать,  что родина новогодних сверкающих игрушек в России – Круговская волость. И наследственные традиции этого замечательного мастерства осуществляет и удерживает в своих руках трудолюбивый коллектив Высоковского объединения «Ёлочка»…

На снимке автора 1970-х годов: вид на место бывшего Хрустального завода князя А.С.Меншикова.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *