• Восстановим порушенные святыни!

  • Расчетный счет на пожертвование для восстановления Троицкого собора г.Клин

История единоверчества и старообрядчества в Клинском районе.

Старообрядцы деревни Некрасино

Старообрядчество — религиозное движение, возникшее в России в середине 17 века во время реформы православной церкви — унификации церковных обрядов, проводившихся патриархом Никоном. Противники реформ Никона отделились от официальной церкви под знаменем сохранения старых обрядов, старой веры, «древлего благочестия». Раскольники создали собственные, обособленные от «никониян» общины, не признавали новых икон, исправленных официальной церковью богослужебных книг, новых обрядов (троеперстия вместо прежнего двоеперстия при совершении «крестного знамения»). С самого начала старообрядчество не было единым и к концу 17 — началу 18 веков распалось на ряд течений, получивших названия «толков» и «согласий».

Старообрядцы деревни Некрасино Петровской волости Клинского уезда

Согласно данным Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел от 1896 года в Некрасино проживало 390 старообрядцев-беспоповцев. На основании архивных материалов известно, что здание старообрядческой молельни в д. Некрасино существовало ещё до 1824 года. Из архивного документа 1836 года «О снятии колоколов с раскольничих часовен в деревнях Некрасиной и Кузнечковой Клинского уезда», мы узнаём, что в этих двух старообрядческих деревнях существовали старообрядческие часовни с колоколами.

Преследование старообрядцев было прекращено только через полвека – после принятия Манифеста «Об укреплении начал веротерпимости» 17 апреля 1905 года, уравнявшего старообрядцев в правах с остальными православными.

20 января 1907 московским губернским правлением была зарегистрирована Некрасинская старообрядческая община последователей федосеевского толка безпоповцев Преображенского богадельного дома.

МБУК «Клинская ЦБС»

О таинственно-благодатной жизни в старообрядчестве.

Автор: Протоиерей Борис Балашов

Люди, которых мы обычно называем староверами или старообрядцами, являются потомками тех православных христиан, которые три с половиной столетия назад духовно отделились от Русской Православной Церкви. Их предки были ревнителями благочестия, только это благочестие носило характер чрезмерной привязанности к обрядовой стороне церковной жизни, к признанию абсолютной значимости разнообразных мелочных обычаев, к чрезмерной привязанности к каждой букве обряда. Конечно, эти явления жизни свойственны и нашей современной церковной жизни. И сейчас бытуют среди некоторых православных верующих взгляды, что самая главная задача Церкви — культурно-охранительная: сберечь те обычаи, традиции и обряды, которые веками сложились в обиходе церковной жизни. Но все наши традиции, обычаи и обряды имеют в Церкви не главную, а вспомогательную цель — помогать совершению спасения от греха и духовной смерти людей, открывать им врата Вечной Жизни и приводить их к личной встрече и соединению со Христом.

И сейчас находятся люди, которые, приняв православную веру, научившись выполнять бытовые традиции церковных людей, участвовать в богослужении Православной Церкви, стремятся фактически устроить для себя православное гетто или резервацию.

В советское время мы горько шутили, подходя к воротам Троице-Сергиевой Лавры (рядом с ними висела табличка, на которой было написано, что мы входим в «музей-заповедник»). Для верующих людей подобные слова как бы говорили, что они входят в «заповедник для православных», где священники и монахи могут свободно ходить в рясах, а православные люди — свободно креститься и молиться, и внутри ограды «заповедника» им ничего за это не будет.

Как нам хочется подчас уйти в такие резервации для благочестивых людей, отгородиться от «чужаков»! И как странно и тревожно звучат для нас слова Христа: Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою?.. Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 13-16).

Я не буду сейчас говорить о монашестве, которое играет важную и нужную роль в жизни Православной Церкви. Но быть «солью земли» можно только тогда, когда земли — людей — много, и небольшое количество соли делает все вокруг духовно незагнивающим, имеющим особый вкус и силу человеческой жизни.

И вот три с половиной века назад немалая часть православных русских людей постарались отгородиться от мира, в котором царствует грех. В основу их движения было положено не Евангелие, а стремление тщательно хранить «букву веры» и беречь обычаи, даже если они не очень правильные. Я не буду говорить об исторических событиях, связанных с расколом.

Если бы люди, протестующие против реформ патриарха Никона, были правы и действительно шли за Христом, они смогли бы объединиться на основе истинной веры в Спасителя мира и стали бы могучей и громадной духовной силой. Однако ими был избран другой путь, а где нет Христа, там царствует «иной товарищ» и происходят разделения. И это старообрядческое движение ни в какой момент реальной истории не стало способным объединиться вокруг Того, Кто есть Путь, Истина и Жизнь; эти люди только ссорились между собой из-за всяких мелочей, дробились, дробились и дробились так, что еще до революции старообрядчество превратилось в сотни враждующих между собой толков и групп.

Это трагическая история немалой части православного народа, которая положила в основу своей религиозной жизни сбережение милых сердцу обычаев и традиций, но при этом Сам Христос со Своей благодатной духовной жизнью оказался на периферии человеческого сознания.

Старообрядцы сделали много хорошего. Они сберегли и сохранили не только старинные православные иконы, но и традицию техники православного иконописания, сохранили традицию знаменного распева, множество древних книг, можно сказать, целый пласт русской культуры.

Русский зарубежный историк С.А. Зеньковский пишет о старообрядчестве: «Необходимо отметить их глубокую религиозность, преданность древним заветам и трезвое, осторожное отношение к канонам Церкви. Русское религиозное возрождение конца XIX — начала ХХ века многим было обязано этому консервативному старообрядческому направлению, сумевшему сохранить в повседневной жизни больше церковной и религиозной строгости, чем это сумела сделать сама Русская Синодальная Православная Церковь. Одной из особенностей церковной жизни старообрядчества было постоянное участие мирян и рядового приходского священства в религиозной жизни общин и в общецерковной организации. Даже после восстановления епископата в 1846 году прихожане и приходские иереи продолжали играть большую роль в организации и управлении Церкви, не оставляя ее всецело в руках епископата» (С. Зеньковский. Русское старообрядчество. Минск. Белорусский экзархат. 2007. с. 463).

К глубокому прискорбию, старообрядцы не сохранили, да и не могли сохранить вне Церкви, глубину благодатной духовной жизни, дух Христовой любви и непосредственное чистое восприятие Священного Писания Нового Завета. Все старообрядчество, несмотря на все те культурные ценности, которые оно сохранило, показывает тупиковый духовный путь развития в церковной жизни в стремлении не к единению во Христе, а в погоне за соблюдением «буквы» и всех мелочей сложившихся традиций. Когда в наше время задается вопрос: «Можно ли причащать ребенка, крещенного в старообрядческой церкви, ведь они тоже православные?» — на него можно ответить либо кратко, либо пространно. Я обычно иду по второму пути. Какой смысл мы вкладываем в понятие «старообрядческая церковь»? Нет никакой единой старообрядческой церкви. Есть два религиозных направления в среде христиан «старой веры»: староверы и старообрядцы. Первое принято называть староверием. Это беспоповцы — верующие, считающие себя православными христианами, но отрицающие в принципе возможность благодатного священства после церковных реформ патриарха Никона и смерти священников, посвященных до раскола.

Коренное отличие беспоповцев от поповцев состоит в учении о том, что, по мнению беспоповцев, антихрист уже пришел и воцарился. Как пишут старообрядцы, «исторически это учение складывается постепенно, переходя от одной персонификации антихриста в лице ли императора Петра I или кого-то иного к более сложной концепции со своей системой доказательств. В своем законченном виде учение большинства беспоповских согласий велит принимать пришествие антихристово духовно в приточном смысле (от слова «притча» — прим. авт.)… Но какого бы понимания — духовного или чувственного — ни держались все беспоповцы, по их всеобщему убеждению, воцарившийся антихрист повсеместно истребил в церкви «жертву и жертвенники», а потому истинного священства на земле не может быть и лучше уж оставаться совсем без попов.

В связи с этим беспоповцы из церковных Таинств сохранили лишь Крещение и исповедь — то, что минимально необходимо для спасения, а во-вторых, то, что, по мнению беспоповцев, в исключительных случаях могут совершать простецы» (Старообрядчество. Опыт энциклопедического словаря. Церковь. М., 1996. С. 48).

Я привел цитату из современного старообрядческого издания, в котором дана с их позиции характеристика учения староверов-беспоповцев.

В настоящее время, по моему мнению, элементы православного вероучения в некоторой степени сохраняются лишь в существующих в организованном виде староверческих общинах. В Москве сейчас есть только две такие общины на Преображенском кладбище: Поморского и Федосеевского согласий. Видимо, несколько сотен таких общин существуют в России и за ее пределами.

Большинство староверов имеют весьма смутные понятия о христианской вере и Евангелии Христовом. Вера их обычно выражается в сохранении двоеперстия и некоторых бытовых традициях.

Если человека окрестили в староверской часовне их наставники, то возможно признать действительным совершенное Крещение человека. Но оно однозначно нуждается в дополнении Таинством Миропомазания и участием в Таинстве Святого Причащения, каковых в принципе не может быть у староверов.

Если же Таинство Крещения совершено бабушкой-староверкой, которая сама понятия о Евангелии и Христовом учении не имеет, в благодатной жизни Церкви никогда не участвовала, то я не знаю, что стоит такое «крещение» и в чем его смысл? В подобном случае, по моему мнению, надо человека крестить, как положено в Православной Церкви.

Собственно старообрядцами называют таких православных людей «старой веры», которые в принципе признают возможность существования благодатного священства и церковные Таинства. В настоящее время мне известно три направления в церковной жизни старообрядчества, принимающего священство.

Сами старые традиции и обряды в дореформенном виде, какие они были до исправления богослужебных книг и церковных обычаев при патриархе Никоне, Русской Православной Церковью нисколько не отрицаются и признаются благодатными и приемлемыми для церковного употребления теми православными христианами, которые выросли в духовной традиции старообрядчества.

Первое, наименее многочисленное направление старообрядчества — это единоверцы, единственное направление среди всех старообрядцев, воссоединившееся с Православной Церковью и в полной мере обретшее благодатную жизнь при сохранении старых обычаев и обрядов. В этих приходах совершают свое служение священнослужители, рукоположенные православными епископами и находящиеся в их юрисдикции.

О принятии всех Таинств, в том числе Крещения и Миропомазания, совершенных единоверческими священниками по старым обычаям и обрядам, нет вообще никаких вопросов.

Второе направление старообрядчества — Русская православная старообрядческая церковь (Рогожского или Белокриницкого согласия). Она возглавляется старообрядческим митрополитом Московским и всея Руси и является наиболее многочисленной группой старообрядцев.

Эту церковную организацию в настоящее время возглавляет митрополит Московский и всея Руси (до празднования 1000-летия Крещения Руси он наименовался архиепископом Московский и всея Руси).

Священную иерархию они приобрели от заштатного и находящегося на покое митрополита Босно-сараевского Амвросия. В 1846 г. в Белокриницком монастыре на территории Австро-Венгрии состоялся старообрядческий собор. На нем было решено принять митрополита Амвросия в старообрядчество вторым чином через отречение от всех ересей и через Таинство Миропомазания.

Не знающий русского языка, «стоя пред царскими дверьми, начал велегласно русским языком проклинать все ереси…» (Старообрядчество. Опыт энциклопедического словаря. Церковь. М., 1996. С. 45). Не понимая русского языка, но зная только сербский, он поисповедался своему новому духовнику священноиноку Иерониму, не знающего сербского языка.

В старообрядческую общину принят через Миропомазание, что по канонам Православной Церкви означает принятие в церковное общение в качестве мирянина и непризнание его священства. Однако при всем этом его приняли как архиерея.

Святым Миром старообрядцы могли пользоваться только тем, что оставалось от дораскольних времен, те есть освященным до 1666 г. Святое Миро могут освящать только епископы, каковых, признаваемых старообрядцами, уже почти 200 лет как не было. По словам самих старообрядцев, они «пользовались Святым Миром дораскольного освящения, которое оставалось у некоторых священников… По мере убывания Святого Мира его разбавляли оливковым маслом… Случаи, когда в старообрядчестве «мироварение» совершали не епископы, а священники, широко использовались официальной пропагандой господствующей церкви. Однако в тех случаях совершалось лишь простое варение масла с добавлением истинного мира и положенных для мироварения веществ, то есть по сути разрешенное уставом разбавление» (Старообрядчество. Опыт энциклопедического словаря. Церковь. М., 1996. С. 171-172).

Абсурд на абсурде. Принятый по правилам через Миропомазание как мирянин, остается митрополитом. Святое Миро — уже давным-давно не миро; при многих миллионах крещенных за два столетия старообрядцев в этом так называемом святом мире уже, наверное, ни молекулы не осталось от нескольких пузырьков дораскольного Святого Мира через многократное разбавление маслом, да еще в больших масштабах. Поэтому и так называемое «миропомазание» митрополита Амвросия есть фактически неканоничное и бессмысленное, не имеющее никакого церковного и благодатного значения помазание маслом.

Митрополит Амвросий после этого остается в епископском сане и единолично рукополагает других епископов для старообрядцев. Но по церковным канонам для посвящения епископа необходимо обязательно никак не менее двух епископов. Один епископ не может в Православной Церкви рукоположить другого!

Так и появилась эта Белокриницкая иерархия у старообрядцев. Признана она законной только Римско-Католической Церковью. Нынешний митрополит Московский и всея Руси и другие старообрядческие епископы — преемники такого неканонического рукоположения, благодатность которого признать не предоставляется возможным.

Поэтому мы, конечно, принимаем Крещение совершенное старообрядческими священниками, которые могут совершать и миряне, но освящение Святого Мира без законно рукоположенного епископа совершить невозможно. Поэтому и благодатного Таинства Миропомазания у этих старообрядцев в принципе быть не может.

Не все старообрядцы-поповцы приняли иерархию, восстановленную через митрополита Амвросия. Меньшая часть у них откололась от этой группы старообрядцев. По словам старообрядцев Рогожского согласия, «принятие в старообрядческую церковь митрополита Амвросия вызвало несогласие части поповцев, которые стали по-прежнему принимать священников от господствующей церкви.

Таким образом, название беглопоповцев с 1846 г. стало применяться лишь к тем поповцам, которые отказались подчиниться белокриницкой иерархии…

Поиски архиерея, которые, начиная с 1908 г., без успеха вели в России и за границей, закончились в 1923 г. присоединением от обновленческого раскола архиепископа Николы (Позднева)» (Старообрядчество. Опыт энциклопедического словаря. Церковь. М., 1996. С. 41-42).

Епископ Никола 11 июля 1921 г. был посвящен во епископа Православной Церкви, стал викарным архиереем и настоятелем саратовского Преображенского монастыря. «В 1922 г., когда в новообрядческой церкви возник обновленческий раскол, — по словам старообрядцев Рогожского согласия, — епископ Никола принимает сторону обновленцев. Указом синода обновленческой церкви от 28 сентября 1922 г. за № 108 епископ Никола назначается на Саратовскую кафедру с возведением в сан архиепископа» (Старообрядчество. Опыт энциклопедического словаря. Церковь. М., 1996. С. 193).

4 ноября 1923 г. в Саратове епископ Никола принимается в старообрядчество беглопоповского согласия вторым чином (через миропомазание) в сущем сане архиепископа. Повторяется история, аналогичная принятию митрополита Амвросия. Используется такое же «миро», в котором Святого Мира давно нет. Иное то, что этот «архиепископ» находится не только под запрещением в Православной Церкви, то есть не имеет права священствовать, но и перестал быть членом Православной Церкви, уйдя из нее в безблагодатную и раскольническую обновленческую организацию. «Состоявшееся затем 19 декабря 1923 г. в Саратове собрание старообрядцев, принимающих приходящих от господствующей церкви священство, признало прием законным и избрало архиепископа Николу председателем Духовного совета и постановило именовать вновь обретенного архиерея архиепископом московским, саратовским и всея России древлеправославных христиан» (Старообрядчество. Опыт энциклопедического словаря. Церковь. М., 1996. С. 193).

16 сентября 1929 г. к Древлеправославной церкви присоединился епископ Стефан (Расторгуев). Этот архиерей перешел к ним из раскольников так называемых «непоминающих», то есть не признающих законным митрополита Сергия (Старогородского), возглавляющего тогда Русскую Православную Церковь. Архиерейская хиротония епископа Стефана была совершена в расколе и находящимися под запрещением епископами вне канонической Русской Православной Церкви.

Вот эти два весьма сомнительных архиерея и дали начало соответствующей благодатности иерархии современной малочисленной Русской древлеправославной церкви. Их архиепископ Московский и всея Руси по соборному решению этой группы старообрядцев после празднования 1000-летия Крещения Руси получил формальный статус выше старообрядческого митрополита Московского и всея Руси (Рогожского согласия) и стал называться патриархом Московским и всея Руси. Московский кафедральный «патриарший» собор на улице Новокузнецкой имеет немногочисленную паству, поэтому патриарх Московский и всея Руси древлеправославных христиан Александр фактически имеет резиденцию в небольшом городке Новозыбкове Брянской области, где традиционно проживает группа старообрядцев.

Признавать каноничными этих архиереев могут только сами эти старообрядцы. Лет 20 назад у меня произошла встреча с главой Русской православной старообрядческой церкви митрополитом Московским и всея Руси Алимпием. Я спросил его, в чем различие между Русской православной старообрядческой церковью и Русской древлеправославной церковью? Митрополит задумался и, после продолжительной паузы, сказал: «В разной степени духовной свободы». Я не понял ответа, но не стал больше ставить митрополита Алимпия в затруднительное положение; думаю, что и сам он не понял смысла того, что мне сказал.

Мы уважаем веру старообрядцев и староверов, она в основе своей, конечно, православная. Они веками выстрадали свою веру, преданы ей. Но говорить о благодатной церковной жизни у них (кроме единоверцев) я не вижу никаких оснований.

Предмет для разговора о признании законным священства и, соответственно, Таинства Миропомазания у обоих старообрядческих религиозных организаций, был бы, если Русская Православная Церковь своим соборным решением признала бы законность их священства, но о таковых решениях и никогда не слышал и нигде не читал.

Можно говорить о принятии Таинства Крещения, совершенного в их общинах, но не более. Ни благодатного законного священства, ни благодатных Таинств Причащения и Миропомазания там не может быть. Поэтому совершенно однозначно при принятии в Православную Церковь старообрядцев и староверов необходимо после благословения местного епископа совершать Таинство Миропомазания, после чего необходимо участие в Таинстве Святого Причащения.

Клин православный

Научная статья по теме Старообрядчество Клинского уезда Московской губернии в XIX веке

Автор: Семилетникова Е.С.

Page_00001
Page_00002
Page_00003
Page_00004
Page_00005
Page_00006

Старообрядчество Клинского уезда Московской губернии в XIX веке

Комментирование запрещено